• Александрова Т.И., Берестов В.Д. Застенчивый трубач: Стихи, повесть, фантастика, библейские предания / Сост. Р.Н.Ефремова; Худож. Л.А.Токмаков. — М.: Дрофа, 2001. — 476 с.: ил.

    Александрова Т.И., Берестов В.Д. Карусель: Стихи и сказки / Сост. Р.Н.Ефремова; Худож. Г.В.Александрова. — М.: Дрофа, 2001. — 443 с.: ил.

    Александрова Т.И., Берестов В.Д. Кузька: Сказки / Сост. Р.Н.Ефремова; Худож. Г.В.Александрова. — М.: Дрофа, 2001. — 348 с.: ил.

    Эти три полновесных тома, а, по сути, настоящее собрание сочинений Валентина Берестова и Татьяны Александровой, издатели решили не нумеровать, хотя выпустили в едином оформлении. Как и в любом собрании, здесь соединены очень разные вещи: стихи — детские и не совсем, проза, сказки, фантастика, пересказы преданий из Библии, поговорки, прибаутки и потешки из «детской» версии «Толкового словаря» В.И.Даля. Составитель Р.Ефремова так хотела по возможности шире представить творчество этих замечательных людей — Берестова и Александровой, что поначалу от трёхтомника остаётся ощущение избыточности и даже некоторого сумбура. Однако иначе, вероятно, и быть не могло — настолько многогранной личностью был Валентин Дмитриевич (поэт, сказочник, учёный-археолог, литературовед-пушкинист), да и Татьяна Ивановна — не только сказочница, но (и, наверное, прежде всего!) самобытнейшая художница.
    Помимо всем известных стихов и сказочной повести «Кузька», в трёхтомник попали довольно редкие, а то и вовсе ни разу ранее не публиковавшиеся произведения: «Меч в золотых ножнах» В.Берестова — «повесть об археологах», фантастическая повесть Т.Александровой «Таинственная тетрадь», а также их совместная повесть-сказка «Катя в игрушечном городе». Особый интерес в собрании вызывают берестовские переводы удивительных стихов Мориса Карема, впервые представленные столь полно.
    Приятное дополнение к текстам — милые рисунки Л.Токмакова (он же — автор предисловия к одному из томов) и Г.Александровой.
    Вновь — в который уж раз! — приходится говорить о семейном чтении. Что поделаешь, если эти три радостные книжки действительно будут интересны всем — и маленьким, и большим.

    Альбедиль М.Ф. Рассказы по отечественной истории. — СПб.: Норинт, 2001. — 288 с.: ил.

    Имя Маргариты Фёдоровны Альбедиль недавно появилось на горизонте детской литературы. Но как удачно, что оно появилось там. Любая её книга, а среди них «До нашей эры» (1993), «Народы мира» (1999), «Чудес палата» (2000), так вот, любая ее книга — чтение не только добротное, полезное, часто просто необходимое школьникам, но ещё и увлекательное и даже захватывающее.
    В детской литературе редко появляются авторы, сочетающие в своих книгах глубокое знание предмета и умение донести это знание до детской аудитории. Маргарита Альбедиль относится как раз к этой уникальной категории. Прежде всего, она ученый, доктор исторических наук. Что многое объясняет в умении автора выделить главное, расставить акценты, подобрать яркие детали, умело обойти спорные места. Но не менее важно, что Маргарита Федоровна обладает несомненным даром рассказчика. Казалось бы, нет ничего особенного в коротких, простых предложениях, в спокойном тоне, лаконичном повествовании. Но двумя-тремя штрихами Альбедиль умеет нарисовать портрет исторического деятеля и даже целой эпохи. И наполнить этот портрет жизнью. И заставить читателей увидеть его.
    Все сказанное относится и к новому проекту М.Ф.Альбедиль, осуществленному издательством «Норинт», — двум книгам рассказов по отечественной и всемирной истории. К слову, осуществленному весьма достойно. Тщательно разработанный макет книги, разнообразный иллюстративный ряд — все вызывает если не восхищение, то заслуженное уважение.

    Арктика — мой дом: История освоения Севера в биографиях знаменитых людей. — М.: Северные просторы, 2001. — 280 с.: ил. — (Полярная энциклопедия школьника).

    Открывая эту книгу, не пропустите на авантитуле рисунок: чьи-то руки бережно держат птенца. Его нарисовал художник В.Мельниченко на острове Колгуев в 1963 году. Вообще, не пропускайте в этой книге ничего — ни одной строчки в биографиях норманнских, голландских, российских, английских мореплавателей, землепроходцев и исследователей Севера; ни одной карты-схемы плаваний и путешествий; ни одного детского или старинного рисунка, — так как за всем этим стоят судьбы поразительных людей, история планеты и человечества. Читайте свидетельства и легенды, не пугаясь старинного, но такого выразительного языка и любуясь изображениями кораблей, гор, морей, какими их видели наши предки и современники. Круг имён, включённых в энциклопедию, очень широк, и, кажется, впервые в него вошли даже российские миссионеры и губернаторы.
    Перед нами — только первый том из трёхтомника Полярной энциклопедии. Составитель книги — Вадим Иосифович Магидович, известный всем любителям географии, сделал всё, чтобы те, кто ещё не заболел Севером, заразились «арктической лихорадкой» в ближайшее время. Но это — прекрасная болезнь.

    Бартенев М., Усачев А. Барабашка, или Обещано большое вознаграждение! / Худож. О. Подивилова. — М.: Самовар, [2001]. — 127 с.: ил. — (Тридесятые сказки).

    Известный детский писатель и поэт Андрей Усачев в содружестве с драматургом Михаилом Бартеневым написал сказку для малышей на тему, которую можно обозначить примерно так: «Явление полтергейста в интерьере современности».
    …В одной из старых московских коммуналок, перепугав детей Юру и Нюру, появляется Барабашка — лохматый мальчишка с длинными ушами, как у кролика. Умеет Барабашка то, что никакой Домовенок Кузька, ушастый Чебурашка или проказник Карлсон никогда не умели — превращаться во что угодно — от сапога до лимузина и золотого сервиза из восемнадцати предметов. Барабашкин дедушка, Барабан Барабаныч, привез внука в Москву «для образования» из города Кимры, где они совместно стерегли сокровища краеведческого музея. А Барабашка сбежал искать клад… Что из этого вышло, рассказывать не принято: как-никак, сказочный детектив!
    А вот что касается современности… Начнём сначала.
    В московской коммунальной квартире, в комнате с ободранными обоями и дырами в стене живет семья: мама, которая недавно нашла работу секретарши у банкира и работает без выходных с утра до вечера, и двое детей. О папе нет ни слова. Куда он подевался, не наше, конечно, дело… Несчастные дети предоставлены сами себе, у матери даже нет возможности их отвезти на лето в деревню.
    Если уж коммуналка, то обязательно склочный сосед, в данном случае пенсионер Скупидонов, который доведен коммунальной жизнью до истерик: «Вы спите и видите как завладеть моей квартирой!» Еще бы! Трудно остаться нормальным, если большую часть своего времени проводишь на окрестных помойках. При этом пенсионер Скупидонов люто ненавидит бомжа-дворянина Потемкина, считая его своим конкурентом по сбору бутылок. А бомж абсолютно доволен своей жизнью в подвале, доволен до такой степени, что иного для себя и не желает.
    Процветает миллиардер-банкир Гуталинов, который считать не умеет даже на калькуляторе. «Президент банка — очень опасная профессия, на каждом шагу — наемные убийцы, рэкетиры, налоговая инспекция». К тому же, если банкир, то обязан ухаживать за секретаршей и напрашиваться к ней на чай, не иначе.
    Имеется еще сосед — капитан Скворцов, десантник, который периодически достает свой именной пистолет и палит в ночное небо. Кстати, грохот за стенкой, который мучает соседей, дети воспринимают следующим образом: это капитан Скворцов «втолковывает своей супруге, кто у них в доме главный». Почему-то капитан по сей день ходит в галифе. Куда смотрит военное начальство, если военнослужащий современной армии носит форму 70-80-летней давности?..
    Дом, в котором происходят сказочные события, настолько ветхий, что если постучать в подвале по газовому трубопроводу, тут же образуется дырка, и, конечно же, гремит взрыв. Правда, «взрыву никто не придал особого значения»…
    Может быть, авторы правы? Может быть, именно так, в стиле разудалого «пофигизма» и нужно говорить о нашей действительности? И вообще, как уверяют Усачев с Бартеневым, «главное, чтобы было весело».

    Иван Яковлевич Билибин: 1876-1942: [Альбом] / Авт.-сост. Т.Верижникова. — СПб.: Аврора, 2001. — 175 с.: ил.

    Наконец-то! Можно накопить денег, или просто сунуть их в кошелек, если есть, или пойти в библиотеку, купить, взять, одолжить, у... ну, в общем, достать эту книгу, дать ее ребёнку и сказать: смотри!
    В последние годы гениальную графику Билибина не перепечатывал только ленивый. Иногда это выглядело относительно прилично, чаще — позорно. И вот, наконец, шедевры вернулись к своим оригиналам, во всяком случае — сделали решительный шаг в эту сторону.
    Перед нами альбом репродукций, фундаментальное издание, выстроенное по всем законам жанра, снабженное серьезным историко-научным комментарием. Может быть, когда-нибудь, подрастая, дети прочтут и про серебряный век, и про «Мир искусства», и про глубокие связи русского модерна с модерном европейским... Но сейчас!
    Если бывает в книжном мире праздник осуществления, он случился.
    Всю жизнь Иван Билибин вынашивал идею «красивой книги». Так вот же она! Не только за счет прекрасных работ самого художника, но потому, что составлена и выстроена с глубоким чувством такта.
    Всегда Иван Билибин, потомок старинного купеческого рода, называл свою любовь ко всему русскому «голосом крови». Ну, так перед вами книга, сияющая, как летний полдень, и даже небо «на картинках» ни с чем не перепутаешь, потому что оно тоже русское.
    В эту книгу можно смотреть бесконечно, как в бесконечный мир.
    Она необходима детям.

    Бородицкая М.Я. Телефонные сказки Маринды и Миранды / Худож. А.Ивашенцева. — М.: Дрофа, 2001. — 64 с: ил. — (Сказки нашего двора).

    Те, кто слышал имя Марины Бородицкой, знают её, прежде всего, как автора чудесных стихов и блистательных переводов английской литературы. На этот раз Марина Яковлевна попробовала свои силы в прозе. «Сказки по телефону» у неё рассказывают две симпатичные мамы — как принято говорить, матери-одиночки — Маринда и Миранда. Что поделаешь, не повезло им с мужьями-папами. Но они изо всех сил стараются не унывать.
    Сказки у Маринды и Миранды выходят совсем разные, потому что и сами мамы не похожи. У одной: бантики-цветочки, принцы с принцессами, а у другой «всё больше люди обычные: бабушки на лавочке, продавцы, милиционеры…» Но главное, что интересно получается у обеих. Получается занятный такой калейдоскоп. Раз в него посмотришь — на душе веселее становится. А другой раз — и погрустишь.
    Какие-нибудь суровые критики наверняка упрекнут Бородицкую в отсутствии чёткого читательского адреса. Марина Яковлевна с этим спорить не будет. Но только книжка её — пёстрая, добрая, всякая — из тех, что годятся для семейного чтения, для детей и их родителей. Может быть, прочтя сказки Маринды и Миранды, они станут чуточку лучше друг к другу относиться, потому что понимать начнут друг друга чуточку лучше…

    Брем А. Путешествие по Нилу: Пер. с нем. — М.: АСТ, 2001. — 605 с.: ил. — (Жизнь животных).

    Из десяти читателей девять с уверенностью скажут, что «Жизнь животных» А.Брема известна им почти с младенческого возраста. А эту книгу (оригинальное название — «Путешествие по Северо-Восточной Африке или странам, подвластным Египту: Судану, Нубии, Сеннару, Россересу и Кордофану»), принадлежащую перу всё того же немецкого ученого-зоолога, вероятно, читали лишь единицы. Что вполне закономерно. Так как «Путешествие…» в последний раз было издано в России почти 50 лет назад (Географиздат, 1958).
    И хотя данное сочинение Брема совсем не претендует на звание бестселлера, на книжных полках любителей всевозможных путевых очерков оно, без сомнения, займёт достойное место. Чему поспособствует не только время и место описываемого путешествия, но и сам путешественник. Он невероятно юн (когда Брем отправился в свой дальний вояж, ему было 17 лет), а потому непосредствен и горяч. К тому же взгляд его внимателен и зорок. Знания обширны. Суждения поразительны для человека середины позапрошлого века. Литературный дар бесспорен. Словом, уже в столь нежном возрасте Альфред Брем обладал теми достоинствами, которые впоследствии позволили ему стать одним из величайших писателей-натуралистов XIX века.

    Булычёв Кир. Драконозавр: Фантаст. повесть / Ил. М.Лисогорского. — М.: Армада-пресс: Дрофа, 2001. — 285 с.: ил. — (Алиса и её друзья в лабиринтах истории).

    Бесконечные хроники приключений девочки из будущего Алисы Селезнёвой пополнились очередным папирусом. Фантастическая повесть «Драконозавр» относится к ответвившейся от основного потока «подсерии» «Алиса и её друзья в лабиринтах истории», в которой Кир Булычёв, вспомнив о своей учёной ипостаси в лице доктора исторических наук Игоря Можейко, решил существенно усилить познавательную составляющую популярного цикла. Проиграла ли от этого приключенческая составляющая? Пожалуй, нет: несмотря на то что в последнее время сериал откровенно выдохся, Булычёв даже в позднейших книжках про Алису нет-нет, да и блеснёт искорками лукавого юмора или оригинальной выдумки. Радует новый симпатичный персонаж — юная вундеркиндка (или вундеркиндша?) Магдалина Дог, «самый младший научный сотрудник Института космической геологии», впервые появившаяся в повести «Секрет чёрного камня». В «Драконозавре» её по рассеянности угораздило потеряться в далёком прошлом (ох, уж эта машина времени!), но отважная Алиса, как нетрудно догадаться, не могла не выручить свою подругу из беды. По ходу временных перемещений у Алисы путаются под ногами Леонардо да Винчи и Жанна д’Арк, Робин Гуд и Афанасий Никитин. Впрочем, познавательная ценность повести представляется довольно сомнительной. Булычёв остался верен себе, и аппетитный коктейль, который он приготовил, имеет откровенно сказочный привкус. В карнавальной суматохе, наряду с историческими личностями, мелькают Баба Яга, герцог Синяя Борода (хотя он тоже в некотором роде историческая личность) и самый обыкновенный огнедышащий дракон. И почему-то кажется, что наиболее удачные страницы этой книги — те, где автор забывает о своей просветительской миссии, увлекается фабулой, и его неистощимая фантазия плещет через край. Жаль только, что из-за тяжёлой болезни «Драконозавра» не смог оформить постоянный соавтор Кира Булычёва художник Евгений Мигунов; полукарикатурные рисунки Марка Лисогорского, как ни печально, лишены и половины обаяния и остроумия мигуновских иллюстраций.

    Булычёв Кир. Тайны древнего мира / Ил. К.Сошинской. — М.: Армада-пресс: Дрофа, 2001. — 188 с.: ил. — (Тайны истории).

    Булычёв Кир. Тайны античного мира / Ил. К.Сошинской. — М.: Армада-пресс: Дрофа, 2001. — 190 с.: ил. — (Тайны истории).

    На фоне повсеместного изобилия богато иллюстрированной переводной научно-познавательной литературы этим книгам не даст затеряться разве что имя их автора — популярного фантаста Кира Булычёва и в одном лице доктора исторических наук Игоря Можейко. В данном случае он даже решил изменить традиции и на обложки своей новой серии, не имеющей отношения к беллетристике, вынес против обыкновения не настоящее имя, а куда более известный литературный псевдоним.
    В отличие от большинства современных научно-популярных изданий очередной проект Булычёва-Можейко оформлен довольно скромно. Спокойные чёрно-белые рисунки Киры Сошинской словно бы отступают на второй план, лишний раз подчёркивая, что книги эти предназначены, прежде всего, для чтения. И это действительно так. Главное здесь — на редкость увлекательный и содержательный текст, несомненные достоинства которого — обилие интереснейших фактов, непринуждённая и, как всегда, чуть ироничная манера изложения, превосходное чувство аудитории… Работай Игорь Всеволодович учителем истории, скучный школьный предмет, наверняка, стал бы у его учеников одним из любимейших. Судите сами: «Адрес страны Офир. Копи царя Соломона», «Проклятие фараонов. Гробница Тутанхамона», «Пропавший флот. Корабли Александра», «Медные свитки. Ненайденные сокровища» — одни только названия глав не позволят оторваться от этих книжек, а уж тем более, отложить их в сторону.
    «Всего мне хочется написать девять книг о тайнах истории, — сообщает Булычёв во «Вступлении» к первому тому. — Я разделил их по времени и месту действия. В этой книге я пишу о первых шагах человека, о возникновении цивилизации и царствах, которые зародились в Двуречье, на севере Африки и на Ближнем Востоке — то есть в странах древнего мира.
    Затем последуют книги о тайнах античности, о средневековье, новом времени и так до наших дней. Отдельно мне хочется поговорить о тайнах России, Востока и Америки».

    Волшебные существа / Сост. Т.Украинская. — М.: ТЕРРА — Кн. клуб, 2001. — 360 с.: ил. — (Попул. энциклопедия).

    Добрые, злые, коварные, трудолюбивые, мрачные, ехидные и насмешливые… — 300 (триста!) волшебных существ, триста немыслимых измышлений разноплемённого человечества уместились в этой совсем небольшой книжице, жанр которой обозначен словами «Популярная энциклопедия». Даже перечень имён, заявленных автором, изумляет и впечатляет. Ну, допустим, кто такие Джинн, Домовой, Дракон и Дьявол мы худо-бедно догадываемся. Но знаете ли вы, что Лапиф — родной брат Кентавра, Лесавки — дед и бабка Лешего, а родным словом «мама» маньчжурские шаманы называют вовсе не живую женщину. «Мама» по шаманско-маньчжурски — дух, а при ней — «…десять помощниц, которые непрерывно изготавливают маленьких детей». И так далее, и так далее, и тому подобное.
    Книжка действительно совсем проста для неприхотливого восприятия и откровенно занимательна. На её страницах лежит отсвет разноцветной, разноголосой фантазии, которой люди тешили себя испокон веку. Жаль, что «портреты» волшебных существ, сопровождающие текст, чёрно-белые, примитивные и какие-то ужасно неуклюжие. Что поделаешь! Недаром малайское таинственное существо по имени А Бао А Ку за долгие столетия только один раз сумело подняться на Башню Победы вместе с человеком, который являл собой абсолютное совершенство.

    Вулканы: Путешествие вокруг света по огнедышащим горам планеты за 80 дней / Авт. текста И.Черныш. — М.: АСТ-Пресс, 2001. — 80 с.: ил. — (Путешествие вокруг света).

    Пустыни: Путешествие вокруг света по самым необыкновенным пустыням мира за 80 дней / Авт. текста М.Ордынская. — М.: АСТ-Пресс, 2001. — 80 с.: ил. — (Путешествие вокруг света)

    Новая серия. Ну, ещё одна. Можно было бы равнодушно пройти мимо, если бы не оригинальный манок, с помощью которого издательству «АСТ-Пресс» наверняка удастся завлечь в свои сети не одного доверчивого читателя. Любая книга новой серии — это своеобразное кругосветное путешествие. Но каждый раз по новому маршруту. В шести книгах — шесть маршрутов: по величайшим водопадам мира, по пустыням, вулканам, пещерам, океанам и морям и, наконец, по тем суровым местам, где вечно царствуют лёд и холод.
    Вдохновившись идеей знаменитого романа Жюля Верна «Вокруг света в восемьдесят дней», издательство решило и свои странствия свести к этому временному отрезку. Но если в эпоху французского романиста кругосветное путешествие менее чем за четверть года считалось почти невероятным и только благодаря недавно построенному тогда Суэцкому каналу делалось относительно возможным, то сейчас это вполне обычное явление, совсем как издание новой серии.
    Так или иначе, но даже самое обыкновенное путешествие может оказаться весьма занимательным и ярким. Если, конечно, будет чётко организовано, да и с экскурсоводами повезёт. В данном случае, и то и другое на хорошем профессиональном уровне. Так что каждый из 80 дней (80 страниц) будет дарить читателям новые виды, новые факты, новые впечатления.

    Георгиев С. Домик солнечного зайца / Худож. Г.Ясинский. — М.: Дрофа, 2001. — 127 с.: ил.

    Некоторые взрослые притворяются, что любят детей, а некоторым наоборот приходится сдерживаться. Иначе они бы, наверное, схватили всех детей в охапку, прижали к себе крепко-крепко, и говорили бы им только всякие ласковые слова. Но этого нельзя, потому что кругом жизнь, а не какая-нибудь там манная каша. И нечего сюсюкать и придумывать всякие «детские» словечки вроде «лучик»-«зайчик», если нужно прямо и твёрдо рассказать младшим людям всю правду про настоящего солнечного зайца.
    Это рассказы. Совсем маленькие. Коротенькие. Для маленьких детей, которые или собираются в школу, или только что туда отправились.
    Изысканные эстеты могут не беспокоиться. Когда буквально на первой странице они обнаружат поросёнка, принимающего в ванной душ из газировки «Буратино», или столкнутся с бабушкой, которая ловит сачком расшалившиеся оладьи, изысканные эстеты могут огорчиться, потому что фантазия слишком прямолинейна. Эстетам не понять: если, например, выходишь во двор, а там, в луже замерзает солнышко — что делать? То есть, замерзает, разумеется, лужа, но ведь солнышку «холодно так отражаться». Поступаем просто: быстро идём к бабушке, берём горячий чайник, поливаем серый асфальт и холодная лужа становится тёплой. А если опытный дедушка при этом сокрушённо спрашивает: «Надолго ли?» — мы ему отвечаем…
    Сергей Георгиевич Георгиев только потом стал детским писателем, а начинал кандидатом философских наук. Так что он знает ответ.

    Георгиев С. Один мальчик, одна девочка: Сказки / Худож. Ю.Фролов. — М.: Дрофа, 2001. — 79 с.: ил. — (Сказки нашего двора).

    Будьте готовы к тому, что, начитавшись (или наслушавшись) сказочных анекдотов «от Георгиева», ваш ребенок сам начнет выдумывать небылицы. И если он примется рассказывать, что встретил недавно «толпу одичавших бутербродов», которые «безобразничали, вытаптывали поля, задирались к деревенским собакам и разоряли курятники», или, путешествуя по городу в трамвае, спросит, когда же будет Африка, или же нальёт воду во все кувшины в доме, а потом станет ждать, когда хотя бы из одного выскочит мокрый Хоттабыч, — не спешите ставить ему градусник. Знайте, это он проверяет, все ли в историях Сергея Георгиева правда. О детях писатель знает много всякого. Но главное, он понимает, что есть на свете хотя бы «один мальчик, который читает много книг и всему, что в них написано, верит». Узнав о таком мальчике, по утверждению С.Георгиева, «все писатели стали сочинять одни только правдивые книги». И, конечно же, одна из самых правдивых — эта.

    Гилл Д. Лошади и пони / Пер. с англ. М.В.Ивановой, О.Д.Костиковой. — М.: АСТ: Астрель, 2001. — 254 с.: ил. — (Мини-энциклопедия «Всё обо всём»).

    Есть особая прелесть в строгости и лаконизме специальных книг. Ни одного лишнего слова, но сказано всё, что необходимо знать об удивительном животном, сопровождающем человека уже 6 тысяч лет. Происхождение лошадей, их породы, масти, аллюры, жизненный цикл, поведение, здоровье, основы коневодства… Коротко — о знаменитых лошадях, оставивших след в истории, в киноискусстве, литературе, скульптуре, живописи. Изумляющее разнообразие пород (одних только пони — 58 видов!) представлено с профессиональной чёткостью и краткостью характеристик, но за ними чувствуются огромные знания и любовь. Вот, например, как сказано о знаменитых ахалтекинских верховых лошадях:
    «…Масти: гнедая, буланая, рыжая, всегда с золотистым блеском. Экстерьер: очень изящная голова на длинной элегантной шее с высоким выходом, длинная спина, мелкая грудная клетка, длинные прямые ноги… редкие грива и хвост, тонкая кожа, шелковистая шерсть с замечательным золотистым блеском.
    …Ахалтекинцы были замечены за неподдающуюся описанию выносливость и отвагу ещё во времена войн между тюркскими племенами.
    …Многие всадники предпочитают ахалтекинцев всем другим лошадям за их волшебный стелющийся галоп, неповторимый нрав и статность. Сами ахалтекинцы предпочитают иметь одного-единственного хозяина — преданность у них в крови. При неправильном воспитании ахалтекинцы могут стать дурноезженными, своенравными и упрямыми.
    Главный центр разведения породы находится в Ашхабаде, столице Туркменистана».
    Почти все породы лошадей даны на фотографиях, неброских, но точно передающих особенности того или иного вида. «Словарь терминов» в конце книги трогательно-добросовестно объясняет, что «жеребёнок — детёныш лошади», а «кузнец — человек, который делает подковы и куёт лошадь». Грустно, что уже наступило время, когда приходится объяснять такие вещи. В книге есть также предметно-именной указатель и «Полезные адреса» московских конно-спортивных баз, школ и Музея коневодства.

    P.S. Не хочется придираться к хорошей книжке, но в ней частенько попадаются опечатки, стилистические и даже фактические ошибки. Оказывается, «жестокий Чингисхан ворвался в Европу (?!) в XII-м (!!) веке» (с. 72). В разделе «Знаменитые лошади», с интересом прочитав о судьбе боевого коня герцога Веллингтона, мы гадаем, что означает «веллингтонская область», в которой похоронили это славное животное (с. 243)? Возможно, это окрестности имения герцога?
    Будем надеяться, что четыре редактора, названные на последней странице, исправят все ошибки, когда книжка будет переиздаваться. Ведь лошадей в России любят все, и книг о них по-прежнему не хватает.

    Даль В.И. Иллюстрированный словарь живого русского языка: В 2 т. — СПб.: Изд. Дом "Нева"; М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001.

    Валентин Берестов предложил объявить 21 апреля Праздником Толкового Словаря. Именно в этот день в 1862 году Владимир Иванович Даль прочитал в Обществе любителей русской словесности в Москве «Напутное слово» к «Толковому словарю живого великорусского языка».
    Такого Праздника, к сожалению, пока нет. Но своего рода праздником можно назвать выход в свет уникального двухтомника — «Иллюстрированного словаря живого русского языка». Впервые словарь Даля стал доступен детям: из 200 тысяч слов отобрано пять тысяч, а их толкования адаптированы с учетом интересов и возможностей ребенка.
    Идея создания такого Словаря принадлежит известному поэту Валентину Дмитриевичу Берестову. Работа длилась несколько лет. За этот труд, за вклад в русскую культуру он награжден медалью В.И.Даля.
    Большие, красочные книги Словаря — «подручные книги для семейного чтения» — постоянно хочется читать, перечитывать и рассматривать. Художник-дизайнер Е.Поликашин дополнил текст роскошным изобразительным рядом — репродукциями картин русских художников и работами современных иллюстраторов.
    Предисловие и три статьи В.Д.Берестова обращены к взрослым читателям и старшим ребятам. Прислушаемся к его советам: «Загадывайте малышам загадки из Словаря, находите смешные стихи-прибаутки, познакомьте их со старинными обычаями и детскими играми, о которых с такой любовью пишет Даль. Обратите их внимание на то, что мы часто говорим лишь обрывками прежних пословиц и поговорок. Забавное выражение «чудеса в решете». Но в прошлом веке можно было не договаривать присловья до конца. Ведь конец про чудеса в решете знал каждый: «дыр много, а выскочить некуда». Или: «молодо-зелено!». Никогда не догадаетесь, что за этим шло! «Погулять велено!»
    ...Народная речь в ее полноте и богатстве раздвигает стены дома, уводит от уныния, скуки и лени».

    Девятов С., Журавлева Е. Дворцы Кремля. — М.: СЛОВО/SLOVO, 2001. — 431 с.: ил. — (Великие дворцы мира).

    Это огромный, сияющий золотом альбом фотографий, откровенно торжественный, как парадный мундир или праздничный колокольный звон под ясным небом.
    Конечно, заменить реальность невозможно: если действительно встать под белоснежными сводами Георгиевского зала, у входа, в тишине, когда перспектива, уходящая вдаль, явно не кончается, а просто превращается в свет… или подняться, не веря самому себе, по каким-то невозможно простым ступеням Золотого крыльца в Теремном дворце, где даже воздух вокруг весь в узорах… или…
    Но туда не пускают. То есть, кажется, бывают экскурсии, но очень редко. Поэтому пока можно рассматривать книгу: такой полной и подробной ещё не было. К тому же, перед нами изображение обновленных, отреставрированных дворцов, вернувшихся к своему изначальному состоянию. И если современный глаз слегка щурится от сияющего великолепия, ничего удивительного — ну кто из нас привык созерцать княжеские палаты и царские покои?
    Исторический комментарий в этом издании чрезвычайно серьезен и фундаментален — даже робеешь немного. Но так и должно быть, ибо в данном случае никакие ужимки популяризаторства были бы неуместны.
    Это государственная книга о государственном достоянии. Для домашней библиотеки, может быть, недостижимая, но для всякой библиотеки общественной — совершенно необходимая.

    Диккенс Ч. История Англии для юных / Пер. с англ. Т.Бердиковой и М.Тюнькиной. — М.: Изд-во Независимая Газета, 2001. — 511 с.: ил. — (История великих цивилизаций).

    Эта книга, давно ожидаемая и наконец-то изданная, — двойной подарок. Все, кто интересуется историей Англии, и все, кто любит Диккенса, прочтут ее с жадностью. Ведь так интересно узнать, что сказал об истории великой страны один из величайших ее писателей!
    Не смущайтесь тем, что в книге нет ни предисловия историка, ни послесловия литературоведа, ни примечаний или комментариев. Конечно, это не повредило бы изданию, а только украсило его. Но если у самого Диккенса хватило дерзости окунуться в водоворот событий — от времен древних бриттов до воцарения королевы Виктории, то и у нас хватит смелости последовать за ним, доверяя ему и не сомневаясь в достоверности его рассказа.
    Мы только хотим предупредить и взрослых, и юных читателей, что на многое Диккенс смотрит не беспристрастным и холодным взглядом ученого; он видит все глазами художника и просто человека. И если как художник он порой увлекается драматизмом и мрачной красотой события или характера, то как человек он видит людей и их дела такими, каковы они были на самом деле, называя дурака — дураком, а подлеца подлецом, будь ты хоть король, хоть святой Дунстан, хоть папа римский. (Тут мы заметим в скобках, что перевод, в целом неплохо передающий дух и стиль книги, иногда заходит слишком далеко. Нельзя сказать по-русски «без папина благословения» или «покорились папиной воле» /с.134,136/, когда речь идет о римском первосвященнике, а не просто о чьем-то родителе).
    Воздав по заслугам всем Эдуардам и Генрихам; отчитав как следует всех коронованных злодеев и злодеек, всех предателей и клятвопреступников, шарлатанов и мошенников, коих на британской земле хватало ( как и на любой другой); оплакав всех невинноубиенных юных принцев и бедный народ, что страдал от распрей своих правителей, войны, голода, чумы и невесть еще каких напастей, — Диккенс, должно быть, глубоко вздохнул и вытер пот со лба, когда (пересказав вкратце события последних 150 лет) довел свою «маленькую историю» до конца (то есть, до 1840 года) и написал: «Виктория замечательная и всеми любимая правительница. И потому я заканчиваю восклицанием: «Боже, храни королеву!»

    P.S. «История Англии для детей» (как чаще ее называют) публиковалась с 1851 по 1853 год в журнале Ч.Диккенса «Домашнее чтение». Двухтомное издание вышло в 1853-м, наиболее полное — в 1854 году. В конце книги помещены таблицы: Хронологическая — кто, когда и сколько царствовал — от короля саксов Альфреда Великого до Виктории, и Родословная — королевских семейств Йорков, Ланкастеров и Тюдоров.

    Кинг-Смит Д. Бейб и другие истории / Пер. с англ. М.Арсеньевой; Ил. Л.Денисовой. — М.: Изд-во Независимая Газета, 2001. — 496 с.: ил. — (Детские истории).

    История Бейба стала у нас известна сначала из фильма, и только потом появилась эта книга. А Дик Кинг-Смит — английский фермер, учитель и знаменитый детский писатель — сочинил повесть о разумном поросёнке ещё в 1983 году. Трудно хорошо перевести её название — «The Sheep-pig», когда для слова sheep-dog есть перевод овчарка. Но, в общем, кто теперь не знает, что поросёнка зовут Бейб, что он упорно хочет научиться пасти овец и, в конце концов, у него это получается лучше, чем у любой собаки.
    История Бейба занимает не так уж много страниц. В толстой розовой книге помещаются несколько повестей: «Туз Треф» — о не менее талантливом правнуке Бейба; «Нос королевы» — сюжет, сильно напоминающий сказку «Цветик-семицветик», а желания здесь исполняет пятидесятипенсовая монета; «Виз — пришелец из космоса» — это про инопланетянина, который прибыл на Землю отдохнуть в шкуре зайца; «Ёжик Макс» — можно сказать, занимательное руководство по дорожной безопасности, ведь все малыши слишком любопытны и очень уязвимы. Видимо, Дик Кинг-Смит недаром говорит, что ему приходят в голову совершенно сумасбродные идеи, и он даже не даёт им ходу. Но самая чудесная и притом самая простая и трогательная его фантазия — «Леди Дейзи». Леди Дейзи Чейн — кукла викторианской эпохи, она же «мудрая маленькая старая женщина», живущая в одной обычной английской семье на протяжении целого века.
    Можно бы пожелать, чтобы повести Дика Кинга-Смита были изданы получше, хотя бы на хорошей бумаге. Но книга и так достойна многих похвал: перевод Маргариты Арсеньевой читается отлично, предисловие содержательное, рисунки Людмилы Денисовой симпатичные.

    Комаринец А. Энциклопедия короля Артура и рыцарей Круглого Стола.— М.: АСТ, 2001. — 462 с. + вкл.

    Если «Легенды о короле Артуре» Эндрю Лэнга, о которых мы рассказывали в прошлом году, адресованы неофитам, то энциклопедия, составленная Анной Комаринец, пригодится тем, чьи знания о Британии Тёмных Веков и персонажах «артуровских» мифов достигли уже таких объёмов, что настоятельно требуют жёсткого упорядочения и подробнейшей рубрикации. Не секрет, что любителей кельтских древностей в России сейчас ненамного меньше, чем пресловутых «толкинистов», — пожалуй, даже это вещи взаимосвязанные. К числу таких любителей можно отнести и саму Анну Комаринец, известную переводами англоязычной фантастики, в частности произведений Уильяма Гибсона, а также романа Мэри Стюарт «День гнева», повествующего об одном из самых примечательных героев «артуровских» легенд — незаконнорожденном сыне короля Артура Мордреде. Чувствуется, что избранная тема близка автору книги, и, очевидно, с давних пор является любимым хобби, что, впрочем, не избавило энциклопедию от досадных ошибок и погрешностей, — это касается и собственно текстов, и прилагающейся к ним библиографии. Увы, не впервые приходится сетовать на фактическое отсутствие в книгах издательства «АСТ» профессиональной редактуры и корректуры.
    Между тем, к несомненным достоинствам энциклопедии стоит отнести её демократизм и доступность изложения материала. Это подразумевает известную долю поверхностности, однако существенно расширяет круг заинтересованных читателей, среди которых значительную часть составляют подростки.
    Так или иначе, издание даёт более-менее целостную картину возникновения, развития и всевозможных трансформаций легенд об Артуре в мировой художественной практике, начиная от мифологических сказаний древнего Уэльса и «Истории бриттов» Гальфрида Монмутского и заканчивая многочисленными вариациями на «артуровскую» тему в современной литературе фэнтези (прискорбно, но статья о фэнтези представляет собой едва ли не самое уязвимое место в книге).
    Энциклопедия оформлена множеством миниатюр из средневековых манускриптов, снабжена полезными перечнями упомянутых в тексте рыцарских романов, латинских хроник и исторических трактатов.

    Коняшов А.И. Енот и бабочка: Стихи / Рисовал П.Перевезенцев. — М.: Август, 2001. — 32 с.: ил. — (Стихи для самых маленьких).

    28 строчек — совсем коротких, потому что это стихи, 18 запятых, немножко точек, 4 вопросительных знака — вот, собственно, и вся книжка. Если не считать, конечно, что стихи — хитрющие, вокруг — море картинок, а на последней странице имеется даже песня, специально написанная на те самые 28 строк.
    Нет, всё не так! Стихи на самом деле нежные и ласковые, картинок не море, а поле, потому что именно в поле происходят главные события. Хотя, строго говоря, вовсе не в поле, потому что Еноту ведь только снится, что он Бабочкой стал. А если учесть, что «Проснулся енот и никак не поймет, / Никак он не разберет, — / Неужто он снова всё тот же енот, / А может немножко не тот?» — так вот, если учесть это обстоятельство, а также тот факт, что фрагментарные пейзажи с ромашками, равно как и портреты бабочек, птиц, жуков, полосатых пчёл и самого енота, с одной стороны, вроде бы внятно просматриваются, но с другой — буквально плывут перед глазами, как и положено во сне...
    Короче:
    Да здравствуют авторы этой книги!
    Да здравствует издательство, не поскупившееся на бумагу и краски!
    Слава родителям, которые сумеют добыть для своих маленьких, совсем маленьких детишек это крошечное философское эссе, наряженное в пёстрый сарафанчик.

    Курляндский А.Е. В зоопарке — ремонт: Рассказы / Худож. А.Шер. — М.: Самовар, 2001. — 79 с.: ил.

    Эту книжку можно было бы просто не заметить. Маленькие полусказочные истории об отважных гражданах, взявших на время ремонта зоопарка диких зверей к себе домой, хотя и не лишены теплого живого обаяния, отнюдь не претендуют на какую-то особую оригинальность содержания или изысканность формы. И все же Александр Ефимович Курляндский, литературный «папа» мультпопугая Кеши, великолепного Гоши и неразлучной парочки из «Ну, погоди!», и в этой своей книжке не утратил ни строгой отточенности сюжетных построений, ни живости диалогов, ни удивительного юмора, словом всего того, что всегда выгодно отличало его произведения. А веселые рисунки Аркадия Шера лишь приблизили эту вполне добротную литературную основу к привычному для поклонников Курляндского мультяшному видеоряду.

    Лесков Н.С. Неразменный рубль; Зверь: Из святочных рассказов / Худож. И.Киреева. — М.: Август, 2001. — 64 с.: ил. — (Рассказы рус. писателей).

    Тёмной ночью нужно взять чёрную кошку и встать «на распутии четырёх дорог, из которых с одной всегда должно быть видно кладбище».
    Дальше случатся страх и великое искушение, но если человек (или маленький мальчик!) поступит хорошо, то есть поймёт, «что на свете полезно, и что бесполезно» и «как надо жить при богатом положении», вот тогда и придёт к нему «то, что люди называют увлекательным словом — полное счастие, при котором ничего больше не хочешь».
    Святочный рассказ Николая Семёновича Лескова «Неразменный рубль» был напечатан в 1883 году в журнале «Задушевное слово», сразу же переведён на немецкий и опубликован в Берлине. Это вызвало у великого русского писателя довольно ехидную усмешку: наконец-то мы «заставляем помаленьку Европу узнавать умственную Россию и считаться с её творческими силами».
    Насчёт Европы трудно сказать, а вот положить эту большую красивую книжку под ёлку собственному ребенку — хорошо. Там есть ещё рассказ «Зверь»: про жестокого помещика, который милосердие почитал за слабость, и большого медведя, который «сильно напоминал короля Лира». Там есть словарик, объясняющий современному малышу, что такое «гумно» и кто такой «гувернёр». Но главное — там Лесков. Совершенно прекрасный даже в этих наивных, незатейливых, благостных «словосочинениях» для малых детей.

    Минаев Б.Д. Детство Лёвы. — М.: Захаров, 2001. — 253 с.: фотоил.

    Книгу коротких рассказов Бориса Минаева в один голос хвалят многие уважаемые люди. Издатель счёл правильным поместить похвальные слова, набранные крупным шрифтом, на трёх страницах перед титульным листом. Притом некоторые отзывы сразу настораживают: не каждому захочется читать книгу, написанную с «интонацией, трогающей тебя изнутри за рёбра», книгу о «мире, который истаял, оставив нежные царапины на сердце». Читать самим? Давать детям? Про то, что «детские игры в нормальном московском дворе были пропитаны, как ядом, жестокостью и насилием»? Борис Минаев в послесловии объясняет, что долго писал эти рассказы для себя, и что они получались для детей очень взрослыми, а для взрослых — слишком детскими. Так и есть. Вряд ли это предмет спора: «Детство Лёвы» отстоит далеко от «Детства» Льва Толстого. Другие времена и люди, другое письмо — всё другое. Однако сейчас у Минаева должны найтись свои, и очень внимательные, читатели — его приблизительные ровесники (а он родился в 1959 году). «Детство Лёвы» — отличный пример для сравнения. Что вы помните о своём детстве, насколько подробны ваши воспоминания, как именно вы рассказали бы о них, и о чём, пожалуй, умолчали бы?

    Москвина М.Л. Голова профессора Шишкина: Рассказы / Худож. А.Лукьянов. — М.: Дрофа, 2001. — 112 с.: ил. — (Сказки нашего двора).

    Известная писательница Марина Москвина считает, что это она написала рассказы, которые вошли в очередную книгу серии «Сказки нашего двора». Во всяком случае, на титульном листе стоит ее фамилия. Не верьте глазам своим! Эти истории не могла придумать взрослая, серьезная тетя. Их ей, конечно же, рассказала сама пятиклассница Лена Шишкина, от лица которой ведется повествование. Судите сами: только совсем невзрослая девочка может быть так счастлива, оттого что ее серьезный папа (лектор, кандидат исторических наук, между прочим) однажды натянул на голову капроновый чулок и смешил публику на санаторской эстраде; или только такой девочке, как Шишкина, могла понадобиться помощь самого полярника Тит Акимыча, и только Шишкиной «ничего сказать нельзя, все на полюс сообщает»; кому, как не маленькой Лене, очень нерадостно, оттого что одному туристу удалось поймать летучих мышей, и он везет их далеко от родных пещер.
    Редко кому удается так точно проникнуть в девчоночью психологию, в детские восторги и увлечения, в проблемы и заботы пятиклассницы, как автору этих веселых, остроумных рассказов.

    Моуэт Ф. Испытание льдом / Пер. с англ. Е.Н.Сороченко. — М.: Армада-пресс, 2001. — 477 с.: ил. — (Зелёная серия).

    Моуэт Ф. Не кричи: «Волки!»; Кит на заклание / Пер. с англ. Г.Н.Топоркова, В.А.Паперно; Худож. Е.В.Щелкун. — М.: Армада-пресс, 2001. — 384 с.: ил. — (Зелёная серия).

    Моуэт Ф. Шхуна, которая не желала плавать; Змеиное Кольцо / Пер. с англ. И.Г.Гуровой, Н.Ф.Еремина; Худож. В.Э.Брагинский. — М.: Армада-пресс, 2002. — 480 с.: ил. — (Вокруг света).

    Хорошее издательство «Армада». Полезное издательство «Армада». Любимое издательство «Армада». Лично мною, например. И, скорее всего, не только мною. Ведь в 90-е годы именно «Армада» первой взяла на себя труд выпустить наиболее полное по тому времени издание сочинений Джеральда Даррелла — этим она покорила многие сердца. С того момента на её счету оказалось ещё несколько подобных поступков, за которые вполне могут проститься и некоторые прегрешения. Но не о них сейчас речь. А об очередном подарке. Да, я говорю о трёх сборниках Фарли Моуэта, выпущенных издательством за последние два года. Этот канадский биолог, этнограф и писатель вполне заслуживает подобного внимания. В книгах Ф.Моуэта неподкупный, резкий, скрупулёзный учёный соседствует с замечательным рассказчиком, что создаёт завораживающий эффект почти зримого присутствия автора, с которым раз познакомившись (я имею виду — автора, а не эффект), невозможно уже расстаться надолго. Как защитник природы, Фарли Моуэт непримирим, чему есть немало свидетельств. Как человек — обаятелен и остроумен. Как писатель — оригинален. Так что, переиздавая книги знаменитого канадца, «Армада» явно не прогадала!

    Мякеля Х. Бесстрашный Пекка: Сказоч. повесть / Пер. с фин. Э.Иоффе; Худож. В.Осипов; Предисл. Э.Успенского. — СПб.: ЗЕБРА [Азбука-классика], 2001. — 245 с.: ил.

    Мякеля Х. Лошадь, которая потеряла очки: Сказоч. повесть / Пер. с фин. Э.Иоффе; Худож. В.Осипов; Предисл. Э.Успенского. — СПб.: ЗЕБРА [Азбука-классика], 2001. — 218 с.: ил.

    Будет очень обидно, если эти два симпатичных томика пройдут незамеченными, ведь они — настоящее событие в издании у нас зарубежной детской литературы. Так уж сложилось в последнее время, что переводы со всех других иностранных языков, кроме английского, стали большой редкостью. А тут смотрите-ка: с финского! Да автор-то какой — Ханну Мякеля, сочинивший замечательного «Дядюшку Ау»! По нерасторопности наших издателей у него начала уж было складываться репутация «автора одной книги», поскольку упоминаемый Эдуардом Успенским в предисловии «Пяйве Пяйвевич Пяйвев» известен куда меньше, нежели всеми любимый «Дядюшка». А ведь в новых (для нас) сказках Ханну Мякеля, наверное, ничуть не меньше доброты, иронии и нежности, повествует ли он о нелёгкой судьбе интеллигентной городской лошади или рассказывает драматичную историю мальчика Пекки, вступившего в противоборство с ужасным Великим Волком, который ну просто совсем запугал несчастных лесных обитателей.
    Особо хотелось бы отметить отличный перевод Элеоноры Иоффе и присоединиться к оценке Эдуарда Успенского, при чтении порой забывавшего, что книжки эти написаны были не по-русски.

    Нехаев В.С. Восемь лап, четыре уха: Истории про пса и кота, советы по воспитанию и содержанию. — М.: Дет. лит., 2001. — 123 с.: ил. — (Знай и умей).

    Новую книгу В.Нехаева нельзя назвать сборником рекомендаций по собаководству и «котоводству». Однако к художественной литературе, в строгом смысле этого понятия, она тоже отношения не имеет. Автор, уже известный читателям по книге «Воспитай себе друга», решил создать некий «гибрид»: с одной стороны, он очень просто, безо всяких претензий рассказывает о собственных животных: сибирском коте Джекки и добермане Ферри (это уменьшительные клички от Сэра Джекобса и Франса Фердинанда); с другой стороны, Нехаев даёт вполне конкретные советы по выбору, выкармливанию и воспитанию кошек и собак. Причём все рекомендации автора абсолютно современны. Отдельная глава его книги посвящена, например, сегодняшнему порядку представления животных на выставках — как отечественных, так и зарубежных.
    А вот на любовь, которой дышит книга, современная жизнь никак не повлияла. Чудесным образом Нехаеву удалось избежать постоянного нервного перенапряжения и катастрофической нехватки времени. Впрочем, в этом ему помогли всё те же Джекки и Ферри.

    Оруэлл Дж. Скотское хозяйство: Сказка / Пер. с англ. и послесл. М.Карп. — СПб.: Азбука-классика, 2001. — 177 с. — (Азбука-классика).

    — ...и буквально своими руками толкать детей в политику?!
    — А вы хотите, чтобы их увели чужими?
    — Но этот пасквиль устарел!
    — Тогда зачем же вы так сильно сердитесь?..
    Продолжать подобный спор вокруг очередного издания классической книги Джорджа Оруэлла по меньшей мере бессмысленно: четырнадцатилетние топ-модели и вправду не станут такое читать, а четырнадцатилетние кандидаты в правительство 2037 года, наверное, уже давно прочитали. Хочется только лишний раз напомнить читающей публике, как быстро обернулось время — именно наше время. Политический памфлет, который 50 лет назад не хотели печатать даже в Англии, 20 лет назад вставляли в списки запрещенного чтения в СССР, это конкретное разоблачение конкретного исторического момента уже превратилось просто в «чтение о жизни» — несправедливой, обманной и очень грустной. А когда в любой книге сквозь конъюнктуру начинают проступать общечеловеческие черты, эта книга неизбежно начинает двигаться от взрослых — к молодым. Как предостережение.
    Качество нового перевода мы оценить не беремся, в силу своей полной англоязычной безграмотности, но по-русски текст читается бодро, бойко, складно и убедительно. Совсем маленькая «бумажная» книжка содержит весьма емкое «Приложение», в котором сам Оруэлл представлен статьей «Свобода печати», а его биограф Б.Крик и переводчица М.Карп — комментариями. Эти страницы вряд ли придутся по силам даже «кандидатам в правительство», зато окажут немалую помощь тем, кто захочет когда-нибудь что-нибудь рассказать подросткам о трагическом прозрении Джорджа Оруэлла, который когда-то искренне отправился спасать революционную Испанию, а потом до конца жизни писал беспощадные книги против коммунизма, чтобы спасти сознание одурманенного поколения.
    Что же касается названия и жанра книги, так это вряд ли слишком важно. Как ни назови: «Ферма животных», «Скотный двор», «повесть-притча» или просто «сказка» (в разных изданиях) — все равно пробирает до костей и главные слова звучат одинаково:
    «Все животные равны, но некоторые животные равнее других».

    Пирсон Х. Диккенс / Пер. с англ. М.Кан; Послесл. В.Каверина. — М.: Терра—Книжный клуб, 2001. — 496 с. — (Портреты).

    Прошло почти сорок лет с тех пор, как эта книга, изданная «Молодой гвардией» в серии «Жизнь замечательных людей», впервые появилась в наших домах и библиотеках. Много воды утекло, наступил новый век — другие издатели, другие читатели… Все же мы надеемся, что в России еще остались люди, любящие Диккенса, и переиздание одной из лучших книг о нем не пройдет незамеченным.
    Способ повествования, избранный автором, позволяет ему все время быть рядом со своим героем, «следуя за мыслями великого человека», но не превращая его в монумент. Огромная энергия и неповторимое обаяние, которые излучал Чарльз Диккенс, сохранились не только в его романах, но и в письмах, статьях, высказываниях, оставшихся в памяти современников. Пирсон часто цитирует все это, но цитаты не утомляют, а легко входят в ткань повествования вместе с биографическими фактами и умным, часто ироничным, комментарием рассказчика.
    Из превосходной статьи В.А.Каверина, помещенной в качестве послесловия, мы узнаем полное название книги: «Диккенс. Человек, писатель, актер». Именно так! Пирсон ясно видит, как связаны факты биографии с событиями в книгах писателя, как причудливо переплетаются черты живых людей и персонажей; видит, каким фантастическим театром было не только творчество Диккенса, но и вся его жизнь. «Тишина, уединение, задумчивость — все это в очень малой степени свойственно диккенсовским романам. Шумной толпой теснились в его рабочей комнате фигуры, созданные его воображением, а дом, в котором он жил, был обычно наполнен настоящими, живыми людьми».
    Даже если не знать, кто такой Диккенс, все равно невозможно оторваться от страниц, то драматичных, то смешных, то грустных, из которых мы узнаем, как Диккенс влюбился в королеву; как Уилки Коллинз отрастил уморительную бороду, или как умер ручной ворон Диккенса, ставший персонажем его романа «Барнеби Радж». Удивительная птица, чуть позже заставившая молодого американского писателя Эдгара Аллана По сочинить поэму «Ворон»…
    В книге сохранены «Основные даты жизни и творчества Чарльза Диккенса» и примечания. К сожалению, нет ни фотографий, ни рисунков, которые так украшали молодогвардейское издание 1963 года. Но все равно, спасибо!
    Напоминаем, что Хескету Пирсону принадлежат еще две прекрасных биографии — Бернарда Шоу и Вальтера Скотта. Они тоже давно не переиздавались на русском языке.

    Розанов С.Г. Приключения Травки: Повесть / Худож. А.Б.Орловский. — М.: Август, 2001. — 210 с.: ил. — (Повести для самых маленьких).

    Отважные маленькие мальчики были всегда. И не нужно отпихивать книжку с легким презрением, когда выяснится, что именно этот мальчик, по прозвищу Травка, любуется не «мерсами», а «ЗИЛами» и «ЗИСами». И даже лифт для него — почти чудо. И ездит он по ходу своего долгого приключения не только на троллейбусе и метро, но еще на паровозе.
    Впрочем, вполне вероятно, что нынешние папы и мамы в глубоком детстве уже читали про мальчика Травку, а бабушки и дедушки — подавно. Ведь книжка была написана в конце 20-х, потом в конце 40-х переписана практически заново и пользовалась много-много лет совершенно счастливой популярностью.
    Для этого есть причина: всем хочется прочитать про человека с характером, даже если ему пять лет.
    Да, потеряться в метро — страшно. А заблудиться на вокзале — еще страшней. Но вместо того, чтобы бессмысленно бежать и орать... Только не нужно думать, что перед нами — зародыш супермена. Живой ребенок. Со своей «ребёнской» логикой. Битком набитый вопросами, восторгами и жаждой жизни. А так как написал об этом ребенке хороший писатель, то и слова в книжке такие, как надо: когда мама волнуется, нужно быстренько накапать ей «капли от слез», а когда тебя спросят про потерявшегося папу, как, мол, этот папа одет, отвечай смело: «Одет обыкновенно. В очках».
    Остается упомянуть иллюстрации. Издатели пишут, что в книге есть «цвета времени, которые удивительным образом сумел запечатлеть художник Алексей Орловский». Помилуйте, чему же тут удивляться? Поскольку в 2001 году книгу для маленьких детей издают не ретрограды замшелые, а современно мыслящие люди, образ «советских времен» просто обязан быть мрачным и беспросветным. Если лицо женщины, то непременно лиловое, если паровоз… А главное — побольше серпов, серпов и молотов, дошкольникам это особенно необходимо.
    Очень хочется, чтоб дизайнерские новации не отвратили от прекрасного текста. Книга Розанова из тех, которые читают детям вслух. Читают и приговаривают: «А я ещё помню…»

    Ролен О. Пейзажи детства: Эссе / Пер. с франц. Т.Баскаковой. — М.: Независимая Газета, 2001. — 205 с.: ил.

    Литературоведческие эссе французского журналиста и писателя Оливье Ролена посвящены пяти знаменитым писателям, родившимся в одном и том же 1899 году в разных концах мира: Эрнесту Хемингуэю, Владимиру Набокову, Хорхе Луису Борхесу, Анри Мишо и Ясунари Кавабате. Для поклонников творчества выдающихся писателей книга Ролена — не только возможность очередной встречи с кумирами, но и ненавязчивое напоминание о бережном отношении к душе каждого ребенка. Журналист совершил своеобразное паломничество по местам, где прошло детство писателей. Интерес к искусству создания литературных произведений привел автора в предместье Чикаго Оук-Парк, на улицы и площади Санкт-Петербурга, в столицу Аргентины Буэнос-Айрес, в Палермо, Брюссель и Осаку.
    «Я попытался подняться вверх по течению тех рек, каждая из которых есть совокупность произведений того или иного писателя, чтобы добраться до их истоков…» — пишет Ролен. И всюду он находил «отличительные знаки пространств», связанные с их детством. Например, форель и сосновые иголки для Хемингуэя были тем же, чем для Набокова — бабочки и красный песок, тем же, что и «сознание своего сиротства» для Кавабаты, юность которого «томилась в плену у болезни и смерти других людей». Ролена интересовало «время первых предпочтений» писателей и он попытался обрисовать в общих чертах пейзажи и ситуации, отголоски которых звучали в творчестве писателей вплоть до самого конца их жизни.
    Каждое эссе предваряет редкая фотография: пятилетний Эрнест с удочкой у озера, восьмилетний Набоков, рассматривающий книгу о насекомых, маленький Борхес тоже с книжкой в руках, Анри Мишо с обручем «из глубины детства» и не по годам серьезный юный Кавабата.
    Завершает книгу очерк «В кильватере «Улисса», в котором Ролен размышляет о том, что связывало этих пятерых писателей, помимо случайного факта их рождения в один и тот же год. По его мнению, это «Улисс» — главное произведение их старшего современника Джойса, книга, которая «является центром притяжения в литературном универсуме ХХ века».
    В результате своих поисков автор приходит к парадоксальному на первый взгляд выводу: «Пейзажи детства — это пространства сентиментальных грез, соединяющие нас с реальным миром, или, иными словами, перешейки памяти; но «писание» как творческий акт нуждается еще и в другом — в свободе «быть родом ниоткуда», в свободе быть забывчивым. Ни одно литературное произведение, достойное именоваться таковым, не позволит, чтобы его ограничили тесными рамками привязанности к родному краю…».

  • Сказки и легенды Фрибура / Сост., пересказ, коммент. С.Синицкой; Ил. А.Сюньо. — СПб.: Акрополь, 2001. — 127 с.: ил.

    Положа руку на сердце: много ли мы знаем о Швейцарии? Можно не сомневаться, что большинство вспомнит про самые надёжные в мире швейцарские банки, на каковых, собственно говоря, познания и иссякнут, — страна тихая, внимание к себе привлекает редко. Фрибур — один из швейцарских кантонов, а жители его, если верить составителю книги, — «ревностные католики». Судя по всему, они ещё и замечательные рассказчики: в легендах фрибурцев немало вымысла, однако, читая их, веришь, что именно так всё и происходило на самом деле. Иногда от этой убедительности по спине пробегает холодок, особенно если речь заходит о призраках, драконах, ведьмах, сожжённых на костре, или даже самом дьяволе! Вон сколько всего, оказывается, происходило на тихой земле Фрибура, «в этой маленькой горной стране, где всё дышит стариной и поэзией»! «Призрак часовни Даада», «История Бельгардского кладбища», «Колдунья Катильон», «Дом, построенный дьяволом», «Крест Крецилиана» — от этих легенд, таинственных, волшебных, порой мистических, захватывает дух и веет невыдуманной историей. Но бояться не стоит: «В настоящей сказке, какой бы страшной она ни была, — отмечает составитель, — добро непременно побеждает зло. С этой точки зрения фрибурские сказки — самые что ни на есть настоящие. В них крепкая вера, храбрость, великодушие и благородство помогают человеку справиться с любой бедой». Разумеется, именно сказки лучше всего расскажут о народе, который их сложил. Поэтому только и остаётся, что присоединиться к автору предисловия и составителю книги Софии Синицкой, утверждающей, что «одна сказочная история, с её загадкой, с её моралью, говорит о стране и её людях гораздо больше, чем все туристические путеводители».

    Сладков Н.И. Сказки леса / Худож. Б.Игнатьев. — М.: Мир Искателя, 2001. — 72 с.: ил. — (Б-ка школьника).

    Хотите вместо душной городской квартиры очутиться в настоящем лесу? Для этого вовсе не обязательно покупать билет на поезд до Ромашково, и вообще куда-то «топать, ехать и бежать». Достаточно дойти до книжной полки, взять любимую книгу, устроиться в уютном уголке и… вы уже там.
    В лесу вам откроется немало интересного! Например, если вы думаете, что знаете, отчего медведи просыпаются весной, то напрасно. Медведи просыпаются оттого, что растаявший снег им «штаны намочил», — оказывается, в этом всё дело. В лесу ваши вкусы подвергнутся нешуточному испытанию: вам придётся решить, что вкуснее — ивовые или берёзовые почки. В лесу вы узнаете, что есть птицы, которые прилетают зимовать не в тёплые южные края, а к нам, в наш Лес.
    Способность рассказать о лесных жителях с любовью, тёплой улыбкой и дотошностью профессионального зоолога дана немногим. И в самом деле, мало кому удалось совместить в своих книгах талант замечательного рассказчика и обширнейшую эрудицию учёного так, как сумел это сделать Николай Иванович Сладков, учителем своим считавший самого Виталия Бианки!..

    Смирнов Г.В. Досье эрудита. — М.: ЗАО МК-периодика, 2001. — 256 с.: ил.

    Герман Смирнов. Имя известное. Особенно читателям журнала "Техника — молодежи". Более 30 лет он вел там рубрику "Клуб ТМ". И все это время Герман Владимирович умел не только найти для своих небольших рассказов интересные, яркие, необычные факты, но и подать их таким образом, чтобы заставить читателей мыслить, сопоставлять, приходить к оригинальным выводам. Под его пером наука часто утрачивала свою застывшую академичность, наполняясь будничным шумом повседневной жизни, точно так же как великие ученые на время оставляли нимбы подвижников и мучеников, приобретая черты обычных людей. Это давало читателям возможность и по-другому взглянуть на прошлое, и в настоящем угадать черты пока еще призрачного будущего.
    Сборник "Досье эрудита" собрал под своей обложкой лучшие материалы за все тридцать лет существования рубрики "Клуб ТМ".

    Соловьёв В.М. История России для детей и взрослых. — М.: Белый город, 2001. — 415 с.: ил.

    К чтению и рассматриванию этой книги сразу располагает её обложка. Картина художника XIX века Ивана Хруцкого напоминает о мирном семейном чтении, например, «Истории России в рассказах для детей» Александры Ишимовой или «Родной старины» Василия Сиповского. Написанная Владимиром Михайловичем Соловьёвым «История России для детей и взрослых», разумеется, та же самая, но и другая, потому что книга совершенно новая. О нашей истории, почти вплоть до сегодняшнего дня, здесь рассказывает наш современник. Что интересно, свой рассказ он начинает с русских родословных. Как и многие познавательные книги последних лет, эта кажется изобразительно перенасыщенной (непостижимое множество репродукций, фотографий, разнообразных рисунков). Всё же, художники и редакторы умудрились сдержать пестроту в определённых рамках, так что книга выглядит солидно. Она, безусловно, является серьёзным и притом занимательным обзором отечественной истории, а также приглашением к постепенному приобретению собственных взглядов. Тем более что автор прямо говорит: «В нашей истории много светлых и славных страниц, но, увы, не меньше — тёмных и скорбных. Нам есть чем и кем гордиться, кого благодарить, но есть о чём и о ком сожалеть и кого проклинать».

    Среди предыдущих книг доктора исторических наук, профессора В.М.Соловьёва: «Степан Разин и его время», «Путешествие по древним городам России», энциклопедия «История Отечества», школьный учебник по родной истории.

    Хуснутдинова Р.У. Балерина на корабле. — М.: ТЕРРА—Кн. клуб, 2001. — 348 с.: ил. — (Б-ка для девочек).

    Поскольку сборник рассказов и сказок Розы Хуснутдиновой уже издан в серии «Библиотека для девочек», не будем рассуждать, правильно ли это. Пусть родители возьмут книгу для дочерей и не забудут заглянуть в неё сами. Пусть она попадётся на глаза младшим и старшим братьям девочек, и мальчики не сочтут зазорным что-нибудь оттуда прочесть. Желательно, чтобы и девочки не увидели некоего ущерба в том, что вот эта книга для них, а для мальчиков есть другие. В общем, хотя круг чтения девочек может отличаться от круга чтения мальчиков, этот сборник и написан, и составлен для людей всяких. Достаточно напомнить: «Балерина на корабле» — сценарий известного мультфильма, ещё были мультфильмы «Бабочка», «Как прекрасно светит сегодня луна», «Облако», «Рисовальщики»… Роза Хуснутдинова — сказочница современная и городская. Города её сказок — Казань и Бухара, Каир, Нью-Йорк, Иерусалим, Москва и Питер. Жить здесь заманчиво и страшновато. Но дети легко находят волшебных помощников — чудного Мурмульчика, лоскутную куклу, кошку Амалию. Взрослые ходят себе на работу, на концерты и выставки, летают через океан — на самолётах и просто так, порой общаются с джиннами. Сказки Розы Хуснутдиновой бывают парадоксальными. Но в них всегда прочитывается мораль и притча. Рассказывать притчи — тонкая работа, почти незаметная оговорка — и всё пропало. Оговорки случаются; более или менее часто. Ради иных историй книгу стоит читать внимательно. Мы, например, обязательно выберем из неё несколько самых коротких, в две-три строки, рассказов, чтобы поместить среди цитат-эпиграфов на главной странице нашего сайта.

    Чёрный Саша. Библейские сказки / Худож. П.Ю.Перевезенцев. — М.: Август, 2001. — 68 с.: ил. — (Рассказы рус. писателей).

    В декабре 1921 года на рекламных страницах берлинского журнала «Театр и жизнь» было сообщено, что издательство «Грани» планирует выпустить книжку Саши Чёрного «Библейские сказки». По неизвестным причинам издание не состоялось. С тех пор отдельной книгой «Библейские сказки» не выходили ни разу. И только в 2000 году (переиздание — 2001 год) издательство «Август» воплотило в жизнь проект давно почившего собрата. То есть «Августу», конечно же, не было никакого дела до забытых планов забытого издательства. Просто в августовскую серию «Рассказы русских писателей» органично вписалась эта весьма успешная попытка Саши Чёрного переложить для детей пять сюжетов Ветхого Завета. В начале XX века суровые библейские предания были превращены писателем в тихие добрые истории, которые можно рассказать на сон грядущий любому малышу, не беспокоясь о его душевном состоянии. Так, пророк Елисей, по Саше Чёрному, хоть и пугает малолетних насмешников медведицей, никакого существенного вреда не причиняет. Ева ссорится со змеем в Раю из-за белого кролика. А праведник Иона собирается в Фарсис к… внучке. Герои библейских притч сохранены писателем в неприкосновенности, а вот сюжеты трансформированы, отчего их общий настрой изменился. Нет, подтекст остался прежним, а вот звучание стало иным. Это иное звучание очень тонко уловил и передал художник Петр Перевезенцев, чьи иллюстрации только оттенили и усилили приглушённо-светлую мелодию «Библейских сказок» Саши Чёрного.

    Чуковская Л. Памяти детства: Воспоминания о Корнее Чуковском. — СПб.: Лимбус Пресс, 2001. — 208 с.: ил.

    Корней Чуковский «во всем своем физическом и душевном обличье, был словно нарочно изготовлен природой по чьему-то специальному заказу «для детей младшего возраста» и выпущен в свет тиражом в один экземпляр. Нам повезло. Мы этот единственный экземпляр получили в собственность. И, словно угадывая его назначение, играли не только с ним, но и им и в него: лазили по нему, когда он лежал на песке, как по дереву поваленному, прыгали с его плеча на диван, как с крыльца на траву, проходили или проползали между расставленных ног, когда он объявлял их воротами. Он был нашим командиром в игре, в ученье, в работе, капитаном на морских прогулках и в то же время нашей любимой игрушкой» (Л.Чуковская).
    Но у этой сказки была и другая сторона. «В те часы и сутки, когда он писал статью или, по его ощущению, поэму, он жаждал одиночества… Как в броне, как во сне. Что касается нас, детей, то от нас требовалось одна дружеская услуга: провалиться сквозь землю» (Л.Чуковская).
    Чуковская написала не просто воспоминания, коих немало в русской литературе. Ей удалось прервать традицию, согласно которой судьба любого талантливого человека, хоть отчасти, но напоминала жития святых. Уникальность воспоминаний именно в том, что дочь не дала отцу «забронзоветь» и познакомила нас с на удивление живым Чуковским.

© Идея и содержание: РГДБ
Разработка: brainhouse.ru
Победитель конкурса Rambler's Top100 Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru