ИМПРОВИЗАТОР

05 января 2003

Обложка книги Г.Х.Андерсена «Импровизатор»Андерсен Г.Х. Импровизатор: Роман: Пер. с дат. — СПб.: Амфора, 2000. — 383 с. — (Новая коллекция).

Андерсену не везло. Его комедии быстро сходили со сцены Королевского театра в Копенгагене. Бесславно провалилась драматическая поэма «Агнета и водяной», на которую автор возлагал большие надежды. Один из уважаемых в то время критиков назвал его «импровизатором» — в контексте статьи это звучало синонимом обидного слова «графоман».
Андерсен никогда не забывал таких обид. Не послушался он и совета друга, который просил успокоиться и бросить перо хотя бы на полгода. Книга, над которой Андерсен стал сразу же работать, получила название «Импровизатор». Это были заметки путешественника по Италии, которые автор потихоньку превратил в роман.
Как и большинство сочинений Андерсена, «Импровизатор» носил автобиографический характер. «Каждый мой герой взят из жизни, — признавался писатель впоследствии, — ни один не придуман, я знаю или же знал их всех». Особенно хорошо знаком был ему Антонио, импровизатор, то есть поэт, способный сочинять стихи экспромтом. Как вы уже догадались — это alter ego самого Андерсена. Однако сходство мироощущений вовсе не означает тождества судеб. И история жизни итальянца Антонио, потерявшего мать и обретшего богатого и знатного покровителя, имеет мало общего с судьбой почти нищего датчанина, в четырнадцать лет отправившегося покорять Копенгаген.
«Импровизатор» оказался совершенно не похож на большинство известных нам романов. Как бы ни был закручен сюжет, сколько бы ни звучали в тексте объяснения в любви, звуки погони, эхо выстрелов — Андерсен остался Андерсеном. С грубостью в жизни у него всегда были особые отношения — он позволял себе её просто не замечать. Это помогло Андерсену и в этом произведении пройти мимо пошлости, дешёвых эффектов, сомнительных сцен и окружить читателя особым, светлым восприятием мира. Недаром А.Шамиссо хвалил «девственную чистоту этой проникнутой глубоким религиозным чувством книги». Он был прав: ничего столь же кристально-прозрачного, лишённого даже тени морализаторства, вы просто никогда не читали.
Удалось Андерсену и другое — создать образ безупречного героя. Какие бы испытания ни готовила Антонио судьба, это не пачкало его душу, не изменяло чувств и образа мыслей. Такое в литературе не получалось почти ни у кого. За исключением, пожалуй, одного человека. Им был француз Ален-Фурнье, в начале XX века написавший роман «Большой Мольн».



© Идея и содержание: РГДБ
Разработка: brainhouse.ru
Победитель конкурса Rambler's Top100 Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru