ВОЙСКУНСКИЙ ЕВГЕНИЙ ЛЬВОВИЧ,
ЛУКОДЬЯНОВ ИСАЙ БОРИСОВИЧ

17 мая 2007

Евгений Войскунский (стоит) и Исай Лукодьянов (сидит). ФотографияСлучай, подвигнувший двоюродных братьев Евгения Войскунского и Исая Лукодьянова к совместному творчеству, был рядовым, можно сказать, заурядным дорожно-транспортным происшествием. Однажды в самом приятном расположении духа они вышли из здания старого бакинского цирка после только что закончившегося представления, как вдруг послышался визг тормозов, и какой-то человек, переходя улицу, едва успел проскочить перед самым носом большого грузовика. «Он чудом спасся», — вспоминал невольный свидетель всего случившегося Евгений Львович Войскунский. Но и ему, и его брату Исаю Борисовичу Лукодьянову на короткое мгновение показалось, будто незнакомец словно бы прошёл сквозь машину, наехавшую на него.
Происшествие надолго засело в памяти. Так возникла, на первый взгляд, фантастическая идея проницаемости твёрдых тел, положенная в основу их первого совместного романа «Экипаж “Меконга”» — «книги о новейших фантастических открытиях и старинных происшествиях, о тайнах Вещества и многих приключениях на суше и на море». Впервые она была опубликована в журнале в 1961 году, год спустя — вышла отдельным изданием.
Ил. В.Высоцкого к роману Е.Войскунского и И.Лукодьянова «Экипаж “Меконга”»В «Экипаже “Меконга”» было великое множество самых невероятных событий: от мытарств поручика русского флота Фёдора Матвеева в Индии начала XVIII века до хитроумно с ними связанных научных экспериментов нашего времени, в ходе которых парусиновые кресла тонут в бетоне, а исследователи распевают «Сербияночку»: «Порошок в кармане носишь, отравить хотишь меня…»
У новоиспечённых соавторов получилась замечательная книга. И даже если бы они, не дай бог, решили ею и ограничиться, им, несомненно, и так уже было бы обеспечено почётное место в истории отечественной фантастики. Роман ничуть не устарел за минувшие десятилетия (ну, разве что в мелочах), и такой известный фантаст, как Владимир Михайлов, однажды признался, что до сих пор любит его перечитывать.
Книга, которую хочется перечитывать. Согласитесь, такие встречаются нечасто.
До того, как Войскунский и Лукодьянов принялись работать совместно, судьбы их не были схожи. В годы войны Евгений Львович служил в Балтийском флоте, Исай Борисович — в авиации. Потом у первого — учёба на заочном отделении Литературного института, у второго — работа инженера-механика в конструкторском бюро. Один, окончив Литинститут, выпустил две художественные (и вполне реалистические) книги о моряках — «Первый поход» (1956) и «Наш друг Пушкарёв» (1960), а другой, хотя и тоже сочинял книжки, да только всё больше технические — к примеру, такую полезную, как «Скоростная прокладка подводных трубопроводов».
Ил. А.Иткина к роману Е.Войскунского и И.Лукодьянова «Ур, сын Шама»Просто здорово, что этим двум людям — литературно одарённому Евгению Войскунскому и технически подкованному эрудиту-всезнайке Исаю Лукодьянову, каждый (или почти каждый) разговор с братом начинавшему со слов «а знаешь ли ты, что…» — суждено было объединиться на ниве столь любимой ими обоими научной фантастики.
Великолепная ирония соавторов, романтическая увлечённость морем, умение говорить на языке той эпохи, в которой живут герои, обилие занимательных фактов из истории науки — эти особенные черты «Экипажа “Меконга”», так выделявшие его на фоне тогдашней советской фантастики, сохранились и в позднейших книгах Войскунского и Лукодьянова. Подобно произведениям братьев Стругацких и Кира Булычёва, долгое время они оставались этаким «лучом света в тёмном царстве» литературной посредственности.
Особенно обильно печатались фантасты в период относительной свободы — «оттепельные» 1960-е. Тогда увидели свет сборник «На перекрёстках времени», повести «Чёрный столб» и «Формула невозможного», хрестоматийный рассказ «Прощание на берегу», романы «Очень далёкий Тартесс» и «Плеск звёздных морей» (сокращенный вариант, полный вышел в 1970-м).
Однако всему приходит конец; пришёл конец и непродолжительной «оттепели». Для Войскунского и Лукодьянова, изрядно накопивших мастерства, о чём свидетельствовала отличная «квазисредневековая» «Повесть об океане и королевском кухаре» (1971), наступили нелёгкие времена. За роман «Ур, сын Шама» — о воспитанном инопланетянами шумерском мальчике, вернувшемся, уже в наши дни, на родную Землю, роман, кровно связанный с незабываемым «Экипажем “Меконга”», соавторов обвинили — о, ужас! — в сионизме.
Ил. Н.Лавецкого к роману Е.Войскунского и И.Лукодьянова «Незаконная планета»Тут же возникли большие сложности с публикациями. «Детская литература» отказалась переиздавать «Экипаж “Меконга”», и только в 1980 году напечатала роман «Незаконная планета», ставший последним произведением Войскунского и Лукодьянова.
История с «Уром…» крепко попортила нервы сложившемуся писательскому дуэту: Исай Борисович тяжёло заболел и вскоре умер. А Евгений Львович надолго перестал писать фантастику.
Книги, написанные Войскунским в одиночку, по большей части относятся к реалистической литературе — прежде всего, это романы о войне (точнее, о военных моряках) «Кронштадт» и «Мир тесен», основанные на жизненных впечатлениях капитана I ранга в отставке и кавалера двух орденов Красной Звезды Евгения Львовича Войскунского, участника обороны Ханко и Ленинграда.
Только в конце 1990-х младший из соавторов вернулся в любимый жанр — вышла фантастическая повесть «Химера», созданная по мотивам давнего рассказа «Прощание на берегу».
К счастью, повесть оказалась не единственной. Ведь, как сказал Кир Булычёв, «фантастика Войскунского и Лукодьянова — это интеллигентная литература, написанная интеллигентными людьми для интеллигентных людей», а такой в последнее время становится что-то всё меньше и меньше.

Ил. В.Тё к роману Е.Войскунского и И.Лукодьянова «Экипаж “Меконга”»
Ссылки:
Произведения

Литература о жизни и творчестве

Экранизации

© Идея и содержание: РГДБ
Разработка: brainhouse.ru
Победитель конкурса Rambler's Top100 Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru