Июнь 2011 года

27 мая 2011

1 июня — Международный день защиты детей.

Этот праздник был учреждён в ноябре 1949 года решением сессии Международной демократической федерации женщин и впервые отмечен в 1950 году.


4 июня — 190 лет со дня рождения Аполлона Николаевича МАЙКОВА (1821-1897), русского поэта, переводчика.

«Мы принадлежим к царству, которое не от мира сего. Царство толпы меняется, подчинённое моде и времени, а наше — вечно». В этих словах Аполлона Майкова как нельзя лучше выражено его отношение к искусству вообще и поэзии в частности. Как и Афанасий Фет, он полагал, что поэт стоит над временем, он чужд любой злободневности, а источниками вдохновения, как и во все века, ему служат природа, красота и любовь.

    Прислушайся душой к шептанью тростников,
    Дубравы говору; их звук необычайный
    Прочувствуй и пойми… В созвучии стихов
    Невольно с уст твоих размерные октавы
    Польются, звучные, как музыка дубравы.

А.Майков. Октава

«Чистое искусство» являлось целью и смыслом литературного творчества Майкова, однако в отличие от лирики Фета, полной неясных чувств, зыбких, ускользающих образов, его поэтический язык славился прозрачностью, предметностью и определённостью. Кладезем вечных тем была для поэта античность. По словам В.Г.Белинского, «эллинскoe созерцание» составляло «основной элемент таланта» Аполлона Майкова, чьи художественные удачи в большинстве принадлежали к так называемой антологической лирике.
Движимый идеями славянофильства, заботами об углублении исторической памяти народа, он сделал поэтический перевод «Слова о полку Игореве», по сей день относимый к числу наилучших.
Музыкальность поэзии Майкова по достоинству оценена крупнейшими русскими композиторами, а его «Колыбельная песня» вызвала к жизни одну из самых проникновенных мелодий Петра Ильича Чайковского.

    Спи, дитя моё, усни!
    Сладкий сон к себе мани:
    В няньки я тебе взяла
    Ветер, солнце и орла.

    Улетел орёл домой;
    Солнце скрылось под водой;
    Ветер, после трёх ночей,
    Мчится к матери своей.

    Ветра спрашивает мать:
    «Где изволил пропадать?
    Али звёзды воевал?
    Али волны всё гонял?» —

    «Не гонял я волн морских,
    Звёзд не трогал золотых;
    Я дитя оберегал,
    Колыбелочку качал!»

А.Майков. Колыбельная песня

См. также: Майков, Аполлон Николаевич
МАЙКОВ, АПОЛЛОН НИКОЛАЕВИЧ
Майков Аполлон Николаевич
Майков Аполлон Николаевич: Собрание сочинений

6 июня — Пушкинский день России.

В 1998 году день рождения Александра Сергеевича Пушкина был объявлен общероссийским праздником.


8 июня — 95 лет со дня рождения Георгия Афанасьевича ЛАДОНЩИКОВА (1916-1992), русского поэта, переводчика.

Ни за что не поверите, как Георгий Ладонщиков стал детским поэтом. Вообще-то по профессии он связист и двадцать пять лет проработал на Московском телефонном узле, из простого ученика монтёра дослужившись до инженера. Профессия, что и говорить, нужная, тем более что телефон может забарахлить у кого угодно. «И вот однажды, — рассказывал Валентин Берестов, — он чинил телефон у замечательного детского поэта Самуила Яковлевича Маршака. И выяснилось, что весёлый связист не только прекрасно знает детскую поэзию, но и сам пишет стихи для детей». Попробуйте себе представить, что это значит: стихи понравились самому Маршаку! Как бы там ни было, именно он посоветовал Георгию Афанасьевичу всерьёз заняться поэтическим творчеством.
Родом Ладонщиков из деревни, из крестьянской семьи, поэтому стихи его, как правило, о сельских детях, которых он, по словам того же Берестова, очень любил и хорошо знал.




    — Папа, я раскрыла тайну! —
    Похвалилась как-то Таня
    За обеденным столом.
    — Что за тайна?
    — Дело в том…
    Дело в том,
    Что я узнала,
    Где ручей берёт начало.
    Мне казалось — в родниках.
    Оказалось — в о б л а к а х!
    В о т!
Г.Ладонщиков. Начало ручья
См. также: Ладонщиков, Георгий Афанасьевич
Георгий Афанасьевич Ладонщиков

10 июня — 105 лет со дня рождения Владимира Ивановича ПОЛКОВНИКОВА (1906-1982), русского кинорежиссёра.

В книге-альбоме «Наши мультфильмы» (М. : Интеррос, 2006) среди шестидесяти крупнейших отечественных аниматоров Владимир Иванович Полковников занимает одно из наиболее почётных мест. Этот человек — безусловный классик нашего кино, создававший мультфильмы мирового уровня. Они имели успех в Венеции и Бомбее, везде и всюду, где проходили показы этих удивительных рисованных шедевров.
Сегодня, когда наши аниматоры пытаются совместить «в одном флаконе» былинных героев и стилистику «Шрека», следовало бы почаще показывать фильмы Полковникова, которые он делал вместе с Леонидом Амальриком или Александрой Гавриловной Снежко-Блоцкой: «Лимпопо» (1939), «Бармалей» (1941), «Серая шейка» (1948), «Высокая горка» (1951), «Волшебный магазин» (1953), «Оранжевое горлышко» (1954), «Заколдованный мальчик» (1955), «Скоро будет дождь» (1959), «Королевские зайцы» (1960)… Их необходимо показывать не только для того, чтобы новое поколение не выросло обделённым, но чтобы отчётливей видеть и понимать разницу между тем, что делают «они», и тем, что когда-то умели делать «мы».
Если вдруг кто-то забыл, напомню: «Заколдованный мальчик» снят по знаменитой книге Сельмы Лагерлёф о мальчике Нильсе и его путешествии с дикими гусями. Эта большая, красочная полнометражная кинолента по праву считается одним из лучших отечественных графических мультфильмов.

См. также: Полковников, Владимир Иванович
Полковников,_Владимир_Иванович
Полковников Владимир Иванович

10 июня — 80 лет Наталье Алексеевне СУХАНОВОЙ (р. 1931), русской писательнице, журналистке.

Наталья Суханова родилась в Томске, училась в Москве, а живёт в Ростове-на-Дону. Печататься начала в 1960-е и тогда же обратила на себя внимание остросюжетной фантастической повестью «Ошибка размером в столетие».
К фантастике, но уже детской, граничащей со сказкой, относятся и другие повести Сухановой, выпущенные по преимуществу Ростовским книжным издательством: «В пещерах мурозавра», «Многоэтажная планета», «Сказка о Юппи», «Подкидыш». Читая их сегодня, с приятным удивлением отмечаешь не только живое воображение писательницы, симпатичный юмор, наблюдательность, умение ярко «подать» персонажа, но и ненавязчивую актуальность (защита природы), в начале XXI века ощущаемую всё острей, и отсутствие налёта провинциальности. Недаром фантастику Натальи Алексеевны в своё время хвалила известная писательница и критик Ариадна Громова (в книге «Весеннее солнце зимы» она выступила в роли автора маленького предисловия), а реалистическую «взрослую» прозу — сам Виктор Петрович Астафьев.
В 2009 году за роман «По имени Ксения» Н.Суханова получила Чеховскую литературную премию.

См. также: Суханова, Наталья Алексеевна
Наталья Алексеевна Суханова
Кто мы? Откуда мы? (интервью с Натальей Сухановой)

11 июня — 200 лет со дня рождения Виссариона Григорьевича БЕЛИНСКОГО (1811-1848), русского литературного критика, публициста.

Заводя на сайте рубрику «Суть дела», мы преследовали несколько целей. Одна из них, едва ли не главная: во времена, когда в детском книгоиздании появляется всё больше безвкусицы и китча, напомнить себе и всем о тех высоких требованиях, которые предъявляли к литературе для детей люди, имевшие непререкаемый авторитет в своей области деятельности. Ей-богу, от частого повторения эти истины не станут менее значимыми, а вот забывать о них попросту опасно. Мысли, высказанные Белинским в его статье, написанной полтора века назад, представляются не только здравыми и весьма прогрессивными для своего времени, но и по-прежнему актуальными. Совершенно очевидно, что у «неистового Виссариона» и сейчас было бы много работы.
Людям, занимающимся детскими книгами — любительски или профессионально, вообще крайне полезно почитать собрание сочинений Виссариона Григорьевича — и в поисках ответов на мучающие вопросы, и просто в поисках любопытной информации. Белинский не всегда писал о Пушкине и Гоголе, как привыкли думать те, кто знает литературу в объёме школьной программы. Он писал о «Коньке-Горбунке», о Гофмане и Одоевском, о романах Вальтера Скотта и Бульвер-Литтона. Из его собрания сочинений, в частности, можно узнать о том, что в первой половине XIX века в России издавалась «фантастическая повесть» В.Гауфа под названием «Отелло» (!). Правда, что это за произведение и о чём оно, из короткой рецензии Белинского понять довольно трудно. Строгий критик остаётся верен себе и со всем своим немалым темпераментом обрушивается на скверный перевод, полный «опечаток, или, может быть, грамматических ошибок». Белинский называет Гауфа, умершего, как известно, очень рано, «молодым человеком с талантом», но при этом утверждает, что его «Отелло» «нисколько не страшен, даже не смешон, а просто скучен, что всего хуже». Загадку не проясняют и солидные комментарии Ю.Манна, в которых об этой повести не сообщается ровно никаких дополнительных сведений.
Ну чем не повод для научных изысканий?..

См. также: Белинский, Виссарион Григорьевич
БЕЛИНСКИЙ, ВИССАРИОН ГРИГОРЬЕВИЧ
Электронное научное издание «В.Г. БЕЛИНСКИЙ»
Белинский Виссарион Григорьевич: Собрание сочинений
Суть дела: В.Г.Белинский. <О детских="" книгах="">
Путешествие во времени: Москва 1840-х гг. глазами петербуржца (отрывок из статьи В.Г.Белинского «Петербург и Москва»)

14 июня — 200 лет со дня рождения Гарриет БИЧЕР-СТОУ (1811-1896), американской писательницы.

Это тот самый случай, когда имя автора неизменно вызывает в памяти одну-единственную книгу.
Повесть «Хижина дяди Тома» (1851-1852) в прямом смысле была написана на злобу дня, буквально по горячим следам: Гарриет Бичер-Стоу выразила в ней протест против принятого Конгрессом США Закона о беглых рабах (1850), позволявшего преследовать негров даже в тех штатах, где рабство было запрещено. Но протест оказался настолько гневным и страстным, что книга молниеносно сделалась сверхпопулярной. И несмотря на то, что более поздние сочинения писательницы, по мнению критиков, превосходили «Хижину…» в художественном отношении, неумолимое время рассудило по-своему.

См. также: Бичер-Стоу, Гарриет
СТОУ, ГАРРИЕТ БИЧЕР
Бичер-Стоу Гарриет, американская писательница
Гарриет Бичер-Стоу. Хижина дяди Тома

14 июня — 120 лет со дня рождения Александра Мелентьевича ВОЛКОВА (1891-1977), русского писателя, переводчика.

Говоря о Волкове, трудно удержаться от ностальгических воспоминаний. И это неудивительно: «Волшебник Изумрудного города» был одной из любимейших сказок нашего детства; сказок не рядовых, не «одноразовых», но читанных и перечитанных несчётное число раз с каким-то восторженным, почти маниакальным упоением и самозабвением.
Первой книгой сказочного цикла, которую мне посчастливилось отыскать (вернее, она сама нашлась среди прочих книг тётушкиной библиотеки), оказался вовсе не «Волшебник…», а «Семь подземных королей». Прелесть была в том, что Волков сам давал любознательному читателю наводку, в каждом из следующих томов бегло пересказывая «содержание предыдущих серий» и таким образом открывая заманчивую перспективу. Но на первых порах невозможность прочитать начало привела к тому, что, ещё не догадываясь о понятии «фанфик» (что означает: сочинение фаната по мотивам любимой книги), я вовсю предавался графомании, пытаясь «изобрести велосипед», то есть написать своего собственного «Волшебника Изумрудного города».
Тем, кто вырос на теперешнем сказочном изобилии, придётся долго объяснять, с какими немалыми трудностями было сопряжено чтение волковской эпопеи. Нет, Александр Мелентьевич никогда не числился в диссидентах, однако его неслыханная популярность в народе не шла ни в какое сравнение с более чем скромным официальным признанием. Книги издавались скупо (до «перестройки» издательство «Детская литература» их фактически игнорировало), массовое детское помешательство старались не афишировать, поэтому спрос в сотни раз превышал предложение. Кроме того, при всём давлении «низов», заваливавших редакции полуграмотными восторженными письмами, незыблемую табель о рангах, которая существовала в советской детской литературе и в которой Волков никак не мог претендовать на верхние строчки, обойти было невозможно. И пока собрания сочинений довольных собой литературных генералов стояли на полках библиотек мёртвым грузом, книжки про Страшилу и Железного Дровосека были исключительно «по записи». За последней — «Тайной заброшенного замка» — я стоял в очереди так долго, что к тому времени, как она освободилась, успел повзрослеть, и повесть не произвела на меня особого впечатления.
И всё же теперь, листая у прилавка очередные издания сказок Лаймена Фрэнка Баума, наконец-то допущенного на наш книжный рынок, я всякий раз ловлю себя на мысли: а Волков-то, пожалуй, лучше!

См. также: ВОЛКОВ АЛЕКСАНДР МЕЛЕНТЬЕВИЧ
Портрет книги: ГРЁЗА СТОЛЕТИЯ
Волков, Александр Мелентьевич
Александр Волков
Волков Александр Мелентьевич

17 июня — 105 лет со дня рождения Георгия Евлампиевича НИКОЛЬСКОГО (1906-1973), русского художника, иллюстратора детских книг.

В последнее время издатели буквально из кожи вон лезут, стараясь угодить своему читателю и без конца переиздавая любимые старые книги. Но один должок, и немалый, за ними всё ещё водится. Это книжки-картинки Георгия Никольского.
«Детки не в клетке», «Звери и зверята», «Лесные малыши», «Наши помощники» — уже из названий становится ясно, каким художником был Георгий Евлампиевич (или просто Евлампич, как его называли друзья). Он рисовал природу и животных: львов, носорогов, оленей, бизонов, волков — всех и не перечислишь. Рисовал с трёх лет, потом в школе, в университете (на биологическом отделении), и так до самого конца. Ему это было необходимо: он видел что-то такое, чего другие не видели, и спешил поскорее зарисовать — поделиться тем, что ему открылось. Сын художника вспоминал, что если у отца не было под рукой карандаша, он рисовал пальцем по воздуху.
Ах, если бы человеческая рука могла оставлять в воздухе видимый след! Пространство наполнилось бы неповторимой «линией Никольского» — уверенной, гибкой, грациозной, о которой искусствоведы и художники пишут с неизменным восторгом и восхищением. Николай Устинов называл Георгия Евлампиевича «художником особого дара»: «…Он был не только изобразителем животных — это был также знаток природы вообще, во всех её проявлениях. Он был превосходным пейзажистом, проникновенным и тонким. Он замечательно изображал солнце, которое в хвойном лесу заплатами ложится на кусты малины, пустые поля и вереницы журавлей над тёмной осенней водой. Или вот: вдруг пробился луч вечернего солнца, полыхнул на фоне чёрной тучи осенний золотой лес, возник тёмный силуэт лося. Тоже осень, но настроение, состояние другое совсем. Весна, лето, зима. Степи, болота, перелески. Всё это у Георгия Евлампиевича было заселено множеством бегающей, ползающей, летающей живности…»
В детстве, помню, мне вдруг померещилось, будто на картинке в книжке Ивана Сергеевича Соколова-Микитова «Год в лесу» изображены не два птичьих силуэта, летящие на фоне пробуждающегося весеннего неба, а чьи-то глаза. Пантеист, вероятно, сказал бы на моём месте, что это глаза самой природы, глядящей с небес на землю. Хотите верьте, хотите нет, но тогда мне именно так и казалось: глаза природы, увиденные зорким взглядом художника Никольского и запечатлённые для всех нас.

См. также: Варварская галерея / Никольский Георгий Евлампиевич
Иллюстрации Г.Никольского к книге И.Соколова-Микитова «Год в лесу»
Лошадь в живописи и графике: Из собрания Государственного Дарвиновского музея

19 июня — 80 лет Александру Георгиевичу ТРАУГОТУ (р. 1931), русскому художнику, иллюстратору детских книг.

Традиционный вопрос, который возникает при знакомстве с творчеством этих художников: почему «Г.А.В.Траугот»?
Своим главным учителем братья Александр и Валерий Трауготы считали отца — Георгия Николаевича Траугота. Первые работы, сделанные вместе с ним, братья подписывали монограммой Г.А.В.: Георгий, Александр, Валерий — по старшинству. Отсюда возник общий псевдоним «Г.А.В.Траугот», первую букву в котором решено было сохранить и после того, как отца не стало.
Уже в самом начале Трауготы заявили о себе, как самобытные художники с ярким, оригинальным, узнаваемым стилем. «Изящный перовой рисунок в книгах, иллюстрированных братьями Траугот, подцвеченный тонкой прозрачной акварелью, свободно располагающийся на страницах книги, не нарушая белого листа, вызывал ощущение традиционности приёма. В изысканных росчерках и миниатюрных графических ремарках Трауготов звучали отголоски мирискуснической графики, классицизирующего рисунка XVIII начала XIX в. Но эти черты традиционности не были искусственно привнесёнными или взятыми напрокат, они были связаны с тканью иллюстрируемых произведений и убедительно создавали атмосферу, в которой жили и действовали литературные герои» (Э.Ганкина).
За полвека работы в книжной графике Трауготы оформили более двухсот книг — детских и взрослых. Среди них нет ни одной рядовой, проходной или заурядной. Каждая — событие и праздник высокого искусства. Художники тонко чувствовали античную литературу (Гомер, Апулей, Овидий), с удовольствием иллюстрировали русскую классику («Полтава», «Дубровский», «Маленькие трагедии» А.С.Пушкина, «Ночь перед Рождеством» Н.В.Гоголя, «Аленький цветочек» С.Т.Аксакова, «Каштанка» А.П.Чехова, «Мастер и Маргарита» М.А.Булгакова).

Однако лучше всего им удавались сказки западноевропейских писателей: Шарль Перро в рисунках Трауготов изящен и витиеват, как и подобает истинному французу, братья Гримм и Вильгельм Гауф — готически сумрачны и одновременно живописны, Редьярд Киплинг и Клайв Льюис — таинственны и фантазийны, а иллюстрации братьев к сказкам Андерсена — несомненно, одно из самых впечатляющих и убедительных воплощений в искусстве бессмертных образов датского гения. По разным оценкам, сказки Андерсена, оформленные Трауготами, вышли общим тиражом то ли в два, то ли в три миллиона экземпляров.

См. также: Александр и Валерий ТРАУГОТ
Траугот Г.А.В.
ТРАУГОТ Александр Георгиевич, ТРАУГОТ Валерий Георгиевич

20 июня — 90 лет со дня рождения Анатолия Марковича МАРКУШИ (наст. имя и фамилия — Арнольд Маркович Л у р ь е; 1921-2005), русского писателя.

В каталоге Российской государственной детской библиотеки книг Анатолия Маркуши числится немало — что-то около шести десятков. По ним можно изучать библиотечную классификацию. С одинаковой уверенностью писатель обращается к теме воспитания и самовоспитания подростка, рассуждает о морали и нравственности, ведёт разговор о культуре поведения (отдельно для мальчиков, отдельно для девочек) и выборе будущей профессии, учит мастерить самоделки и заниматься домоводством, углубляется в историю России и вопросы градостроительства, наконец, сочиняет просто повести и просто рассказы.
Больше всего книг посвящено лётчикам и авиации. В молодости писатель Маркуша летал, так что, будем надеяться, эти его книги и есть самые достоверные. А вот одна из тех, что появились в «лихие 90-е», называется так — «Мозаика для делового человека». Это не что иное как «практические советы подросткам по формированию деловых качеств характера».

См. также: Маркуша, Анатолий Маркович
Маркуша Анатолий Маркович (Лурье Арнольд Маркович)
МАРКУША Анатолий Маркович

22 июня — 155 лет со дня рождения Генри Райдера ХАГГАРДА (1856-1925), английского писателя.

Шёл 1883 год, когда Роберт Льюис Стивенсон подарил читателям «Остров сокровищ». Успех был оглушительным: публике наскучили пресные нравоописательные романы викторианской эпохи, и безоглядный стивенсоновский романтизм пришёлся как нельзя кстати. Среди тех, кого этот поистине бессмертный роман побудил к собственному творчеству, был начинающий прозаик Генри Райдер Хаггард. Один из его братьев как-то съязвил: «Держу пари, ты не сможешь написать книгу в этом роде». Шесть недель спустя Райдер поставил последнюю точку в «Копях царя Соломона».
Очевидно, это было знамение времени — в литературе набирало силу неоромантическое течение. Роману Хаггарда удалось почти повторить успех «Острова сокровищ»; во всяком случае, простодушные читатели искренне поверили в то, что африканские сокровища реально существуют, и в многочисленных письмах просили автора уточнить их местонахождение.
Увы, при всей кажущейся достоверности и якобы исторической подоплёке романы Хаггарда, как правило, имеют мало общего с реальной действительностью. Да, писатель в самом деле бывал в Африке, а впоследствии и в Мексике, что дало ему повод сочинить ещё один крайне успешный роман — «Дочь Монтесумы». Однако, не получив систематического образования, он склонен был полагаться в своём творчестве не столько на факты, сколько на буйное воображение, и почти все его книги — это своего рода литературная «вампука», написанная, впрочем, весьма умело и занимательно.
Кроме того, читателям понравился постоянный герой многих хаггардовских романов — мужественный и немногословный Алан Квотермейн, воплощение «английского колониального джентльмена». Как признавался Хаггард, «Алан Квотермейн — это я сам, поставленный в разные выдуманные обстоятельства, это мои мысли и взгляд на жизнь».
В известном смысле правы те исследователи, которые выводят родословную увлекательных историй Хаггарда из средневекового рыцарского романа, «адаптированного к современным писателю вкусам и представлениям» (И.Васильева). Как бы там ни было, факт остаётся фактом: по тиражам сочинения Хаггарда в своё время не уступали книгам Конан Дойла и даже самого Стивенсона.
Вот только в художественном мастерстве писатель едва ли мог потягаться со своими коллегами-неоромантиками. Надо признать, что его неумеренная работоспособность (68 романов, сборников рассказов и публицистики) не только послужила распространению романтических идей среди широкой публики, но и, сомкнувшись с «массовой культурой», привела к деградации всего англо-американского неоромантического направления, в первой трети XX века породившего низкопробные романы Э.Берроуза и А.Меррита.

См. также: Хаггард, Генри Райдер
Генри Райдер Хаггард (H. Rider Haggard)
Генри Райдер Хаггард — жизнь и творчество
Чтение для души: Приключения: Хаггард Г.Р. Дочь Монтесумы; Она; Копи царя Соломона; Прекрасная Маргарет

23 июня — 105 лет со дня рождения Валерия Сергеевича АЛФЕЕВСКОГО (1906-1989), русского художника, иллюстратора детских книг.

Только что мы говорили о «линии Никольского», и вот теперь Алфеевский…
Вероятно, у каждого мастера-графика есть своя линия. Была она и у Валерия Сергеевича, только совсем другая — острая, стремительная, энергичная. И ничуть не менее изящная. В доказательство этого факта стоит привести слова Мая Митурича, хотя доказывать тут особенно нечего — имеющий глаза да увидит: «У Алфеевского, — говорил Май Петрович, — обострённое чувство линии, динамики её движения. Безупречное ощущение вертикали, придающее стройность рисункам. Но стройность эта не геометрическая прямизна. Это стройность живая, подвижная, сложная».
Подобно Никольскому, Валерий Сергеевич любил рисовать природу — достаточно вспомнить книжки Натальи Романовой про всякую насекомую живность: «Муравей Красная Точка», «На зелёной иголке», «У меня дома пчела». При этом он, по словам Митурича, был «увлечённым урбанистом», а по сути своей и призванию — художником-сказочником.
Алфеевский говорил о себе: «Я художник начинающий», — имея в виду своё постоянное стремление ко всему новому и неосвоенному. Это он проиллюстрировал памятный многим сказочный сборник Ханса Кристиана Андерсена, которого у нас долгое время почти не издавали. Это он оформил первое в Советском Союзе издание «Алисы в стране чудес» Льюиса Кэрролла. Это он первым нарисовал Чебурашку в издании сказочной повести Эдуарда Успенского «Крокодил Гена и его друзья» 1966 года выпуска.

Со сказками, как уже говорилось, у него вообще было полное взаимопонимание. Всё тот же Май Митурич, рассказывая о своём замечательном собрате по искусству, признавался: «Когда Валерий Сергеевич Алфеевский подарил мне гофмановского «Щелкунчика», я испытал искреннюю радость, разглядывая его рисунки, которые, начиная с обложки, буквально искрятся сказочным блеском».

См. также: Валерий Алфеевский
Алфеевский Валерий Сергеевич
Все мы знаем и любим Валерия Алфеевского по своим детским книжкам…

23 июня — 75 лет Ричарду Дэвиду БАХУ (р. 1936), американскому писателю, философу, публицисту.

Во все века человечество нуждалось в проповедниках. Но не в тех, кто без конца потчует окружающих прописными истинами, а в тех, кто возвращает этим истинам изначальный смысл. Один из таких проповедников, живущий в наши дни, — Ричард Бах, прапраправнук великого немецкого композитора. Аллегорическая повесть о чайке по имени Джонатан Ливингстон, оформленная изумительными фотографиями Рассела Мансона, принесла Баху огромный успех, тем самым как бы подтвердив его собственные слова: «Пойми, что ты больше всего на свете хотел бы делать, — и делай».
Рэй Брэдбери сказал о «Чайке…» так: «Этой книгой Ричард Бах делает две вещи — он дарит мне крылья, он возвращает мне молодость. За то и за другое я ему глубоко благодарен».

См. также: Ричард Бах: Официальный российский сайт писателя Ричарда Баха
Бах, Ричард
Бах Ричард

23 июня — 75 лет со дня рождения Валерия Георгиевича ТРАУГОТА (1936-2009), русского художника, иллюстратора детских книг.

«Мы начали делать книжки в 1956 году втроём — вместе с папой. Первой была книжка-игрушка “686 забавных превращений”. Её переиздавали четыре раза. С папой сделали “Синюю бороду” Ш.Перро и “Новое платье короля” X.К.Андерсена. В 1961 году отец трагически ушёл из жизни, совсем молодым, ему было всего 58 лет. Но подписываем мы наши книжки, как и в начале, тремя инициалами, с именем папы: Г.А.В.Траугот».
Дни рождения братьев-художников идут один за другим, с небольшим промежутком; 19 июня мы отмечали юбилей старшего из них, Александра Георгиевича. О младшем — Валерии Трауготе — теперь, увы, приходится говорить в прошедшем времени.
«Рисовать мы начали очень рано. Как себя помним, так и рисуем. Сохранились рисунки Валерия, сделанные в два-три года. Это было вполне естественно — папа рисует, мама, и мы рисуем. Александр довольно рано начал рисовать очень уверенно. Его блокадные рисунки, сделанные в десять-двенадцать лет, выполнены рукой профессионала. Было у Шурика ещё одно свойство, которое определило впоследствии нашу совместную работу. Он очень любит продолжать начатое. Когда Валерий что-нибудь рисовал, Шурик подскакивал и продолжал. В детстве Валерию это не нравилось. Бывали отчаянные ссоры. Отец всегда говорил:“Если стало лучше, ничего в этом плохого нет”».
Нетрудно догадаться, каким прекрасным педагогом был Георгий Николаевич Траугот. К рисованию сыновей он относился с исключительной серьёзностью. «Мы вообще работали всей семьёй, — позднее рассказывали братья, — как в средние века».

Ил. Г.А.В.Траугот к сказке братьев Гримм «Чёрт с тремя золотыми волосками»
См. также: Траугот, Валерий Георгиевич
Братья Траугот
Траугот Г.А.В.: Книжная графика
Подробно: БОЛЬШИМИ ГЛАЗАМИ
Портрет книги: «СКАЗКА, КАЖЕТСЯ, АНГЛИЙСКАЯ…»

29 (по др. данным — 20) июня — 110 лет со дня рождения Елены Яковлевны ИЛЬИНОЙ (наст. имя и фамилия — Лия Яковлевна П р е й с, урожд. — М а р ш а к; 1901-1964), русской писательницы.

Как и в случае с Г.Бичер-Стоу, чей день рождения праздновался в самом начале июня, рядом с именем Елены Ильиной прежде всего встаёт одна книга — «Четвёртая высота» — биографическая повесть о детстве и юности участницы Великой Отечественной войны Гули Королёвой, погибшей под Сталинградом.
Поразительно, но при всех неизбежных идеологических веригах повесть, впервые опубликованная в 1946 году, переиздаётся до сих пор. Не возникает сомнений, что писательница в самом деле любит свою героиню, с которой познакомилась, когда та была ещё совсем ребёнком, искренне восхищается ею и описывает её короткую жизнь с неподдельной теплотой. «Я буду рада, если для тех, кто узнает Гулю Королёву по страницам этой книги, она станет — хотя бы отчасти — такой же близкой, какой она была для тех, кто узнал и полюбил её в жизни», — писала Елена Яковлевна в предисловии, обращённом к читателям.
Одно из позднейших изданий своей повести Ильина посвятила «светлой памяти Самуила Яковлевича Маршака, моего брата, моего друга, моего учителя».

См. также: Елена Ильина
Лия Яковлевна Прейс-Маршак (Елена Ильина)
Елена Ильина



© Идея и содержание: РГДБ
Разработка: brainhouse.ru
Победитель конкурса Rambler's Top100 Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru