Май 2011 года

28 апреля 2011

1 мая — 85 лет со дня рождения Майлена Ароновича КОНСТАНТИНОВСКОГО (1926-2002), русского журналиста, писателя, драматурга, популяризатора научных знаний.

Майлен Константиновский. Фотография— Коапп, коапп, коапп!..
Современные дети, может, и не догадаются, что происходит, но их родители и молодые бабушки сразу встрепенутся. Ведь это же Птица-Секретарь открывает заседание Комитета охраны авторских прав природы (КОАПП)! Сейчас председатель Кашалот голосом актёра В.Невинного объявит повестку дня, Сова, Гепард, Рак, Стрекоза и даже один Человек (достойный доверия) начнут обсуждать проблему, а в качестве гостей, свидетелей, экспертов и даже обвиняемых валом повалят на заседание Комитета звери, птицы, рыбы, насекомые и даже микробы.
Так было 162 раза. Если, конечно, не считать многочисленных повторов огромного цикла радиопьес, которые придумал и наполнил смыслом один человек — Майлен Константиновский. Волшебную силу радио он знал давно, потому что окончил военное училище и по профессии был радиоинженером, акустиком. Но рассказывать детям о природе ему понравилось больше, и уже в 1965 году началась долгая эпопея «КОАППа».
Обложка первого выпуска книжной серии М.Константиновского «Коапп! Коапп! Коапп!». Худож. В.Зуйков, Э.НазаровПро изобилие научной информации и говорить нечего — это был целый каскад разнообразных знаний. Однако суть заключалась в другом: «КОАПП» предлагал извлекать из природы не только тушки съедобных тварей, но — идеи. Некоторые даже считают затею писателя Константиновского одной большой целенаправленной пропагандой бионики. Да, разумеется. Но не только. Главная и внятно прописанная мысль автора: превратить природу в партнёра, бесценного учителя по совместному проживанию на Земле.
«КОАПП» долго пользовался чрезвычайной популярностью и в результате существует во всех видах: многочисленных книжных сборниках, многочисленных мультфильмах и даже телепередачах, которые Майлену Ароновичу не понравились, потому что были слишком упрощены.
При всём уважении к «бумажному», то есть, книжному варианту, следует признать, что жанр радиопьесы, записанной чёрным по белому, заметно уступает живой беседе умных зверей на Большой поляне. Недаром учёные уверяют, что за устную и письменную речь в человеческой голове отвечают совсем разные мозговые центры. К счастью, в самые недавние годы (2007-10) выпущены аудиокниги. Так что «коапп, коапп!..», дорогие друзья!
Были у писателя Майлена Константиновского и научно-популярные книжки для совсем маленьких ребятишек: «Почему вода мокрая», «Почему Земля — магнит?», «Кто рисует на экране» и т.д. Но они не переиздавались много лет, да и в момент своего появления были только младшими братьями всенародно любимого КВЧП — Комитета взаимопонимания человека и природы.

См. также: Майлен Аронович Константиновский
КОНСТАНТИНОВСКИЙ Майлен
Майлен Константиновский и его КОАПП
КОАПП

Татьяна Толстая. Фотография3 мая — 60 лет Татьяне Никитичне ТОЛСТОЙ (р. 1951), русской писательнице, публицисту, телеведущей.

Совсем недавно нашлась, наконец, Азбука, которую Буратино так опрометчиво продал какому-то противному мальчишке за четыре сольдо. Восстановить сказочную справедливость помогла семья автора: две внучки и одна правнучка Алексея Николаевича Толстого. Причём главная заслуга принадлежит, безусловно, внучке Екатерине. Именно она догадалась, что Азбуку нужно найти, а Татьяна Толстая и Ольга Прохорова занялись уже «делом техники» — сочинили стихи.
Во «Вступлении» Татьяна Никитична пишет:


    Постой, Буратино, постой, шалунишка,
    Ведь Азбука эта — волшебная книжка!
    На каждой странице, от «А» и до «Я»,
    Твои приключенья, враги и друзья.

Обложка «Той самой Азбуки Буратино» О.Прохоровой и Т.Толстой. Худож. Ю.СоминаВ такой вот необременительной, вполне интеллигентной манере и выдержаны рифмованные пассажи про Говорящего Сверчка, Пьеро, Дуремара etc. Внучка не только писателя А.Н.Толстого, но и блистательного переводчика М.Л.Лозинского (по материнской линии) смело может позволить себе реализоваться в любом литературном жанре.
«Та самая Азбука Буратино», кажется, единственный подарок Татьяны Никитичны младшему поколению наших читателей. Её многочисленные короткие рассказы, нашумевший роман «Кысь» и темпераментные теледебаты обращены к аудитории взрослой и сильно продвинутой.

См. также: Толстая, Татьяна Никитична
ТОЛСТАЯ, ТАТЬЯНА НИКИТИЧНА
Живой Журнал Татьяны Толстой

5 мая — 165 лет со дня рождения Генрика (Генриха) СЕНКЕВИЧА (1846-1916), польского писателя, лауреата Нобелевской премии по литературе (1905).

В 1905 году на церемонии вручения Нобелевской премии представитель Нобелевского комитета сказал в приветственной речи, что Генрик Сенкевич «воплощает в себе дух нации». Точнее не скажешь: эпическая, историческая проза этого писателя на рубеже XIX и XX веков поднялась над миром как символ польской гордости, независимости и католического христианства.
Генрик Сенкевич. ФотографияСначала молодой Сенкевич мечтал исправить реальную действительность, участвуя в ней непосредственно. Он писал рассказы из жизни «простых людей», самым активным образом сотрудничал с газетами либерального толка и даже поехал в Америку, чтобы организовать в Калифорнии польскую общину свободных эмигрантов. Но реальность — очень упрямая дама, и ближе к сорока годам уже весьма известный публицист и прозаик Сенкевич стал искать другие пути литературного влияния. Он перешёл от рассказов к романам и — главное! — от современности к истории, причём объяснил свой выбор, как говорится, открытым текстом: «Не лучше ли, не здоровее ли — вместо того, чтобы рисовать нынешнее состояние умов, нынешних людей, их бедность, несогласие с самими собою, тщетные потуги и бессилие, — показать обществу, что были времена ещё худшие, более страшные и отчаянные, но, несмотря на это, наступило возрождение и спасение».
Ил. к роману Г.Сенкевича «Крестоносцы». Репродукция из польского альбома «Край в образах» (с открытки)О «худших временах» написаны два самых известных романа Генрика Сенкевича — «Камо грядеши» (о гонениях на христиан в Древнем Риме) и «Крестоносцы» (о борьбе Польши с немецким Тевтонским орденом в начале XV века). Грянула всемирная слава: о «Камо грядеши» благосклонно отозвался папа римский Лев XIII, за несколько лет в США было продано полтора миллиона экземпляров этого романа, итальянцы и французы сняли два фильма «по мотивам», а поляки подарили автору небольшое имение и даже заказывали в храмах поминальные службы по вымышленным героям.
Прошло сто лет. Современные комментаторы склонны считать, что историческая проза Сенкевича есть образец высокопрофессиональной, но «массовой» литературы. В детское чтение традиционно входят ранние рассказы писателя («За хлебом», «Янко-музыкант» и др.), а подростки, если не испугаются эпических объёмов, вполне могут заинтересоваться судьбой молодого патриция, потерявшего голову от любви к красавице-христианке.

См. также: Сенкевич, Генрик
СЕНКЕВИЧ, ГЕНРИК
Избранное: Чтение для души: Исторические романы и повести: Сенкевич Г. Крестоносцы

10 мая — 60 лет Михаилу Абрамовичу БЫЧКОВУ (р. 1951), русскому художнику, иллюстратору детских книг.

XXI век начался для Михаила Бычкова очень удачно: в 2001 году его работы были представлены на одной из самых престижных международных выставок — Братиславской Бьеннале, а в 2002-м и 2003-м годах вышли в свет две книжки, безоговорочно доказавшие незаурядное мастерство художника.
Первой появилась «Золушка». И хотя до этого дня она уже появлялась перед маленькими читателями бесчисленное количество раз, выяснилось, что возможна совсем новая книга, непохожая ни на какую другую. Это, если можно так сказать, «сказка с подробностями», щедрое изобилие фантазии, украшенной точными бытовыми деталями. Художник весело признавался, что специально для этой книжки «построил множество замков. Изучил все виды паутины. Вырастил несколько волшебных лесов… а платьев, бантов, костюмов, перьев, шляп, вееров, сумок, сумочек, кошельков» набралось столько, что дверцы воображаемого шкафа просто не хотели закрываться.
«Невский проспект», приуроченный к трёхсотлетию Санкт-Петербурга, — совсем другое дело. Издание заявлено как «авторский проект художника Михаила Бычкова», и классический текст Н.В.Гоголя представлен на его глянцевых страницах самым современным образом. Автор изобразительного ряда смело играет со шрифтом, большими белыми пространствами «пустого» листа, располагает на полях исторические документальные комментарии, а когда дело доходит до иллюстраций, в книге поднимается ветер, знакомый питерский ветер, от которого всё, что идёт и стоит, ещё куда-то немножко летит, изменяя форму и цвет реальности. Отношение Николая Васильевича к этой работе нам неизвестно, но сегодняшние ценители отзываются о ней весьма комплиментарно.
Иллюстрации Михаила Бычкова можно встретить в книгах самых разных писателей. Он оформлял произведения Самуила Яковлевича Маршака, Юрия Олеши, Александра Грина, Отфрида Пройслера, Астрид Линдгрен, Антония Погорельского и даже Фёдора Михайловича Достоевского.

См. также: Художник Михаил Бычков
«Чудеса при перелистывании книг…»: ...в мастерской художника Михаила Бычкова
Михаил Яснов. Заповеди Михаила Бычкова

12 мая — 90 лет Фарли Мак-Гиллу МОУЭТУ (р. 1921), канадскому писателю, биологу, этнографу.

Чтобы портрет Фарли Моуэта был хоть немножко адекватен оригиналу, к высоким титулам учёного и писателя нужно добавить ещё простое слово защитник.
Началось всё, как водится, в детстве, когда мальчишка подбирал и кормил всякую живность. Потом, во время Второй мировой войны, канадец Моуэт пять лет служил в американской армии — не в тылу и не в штабе, а командиром пехотного взвода и офицером разведки. А всю остальную жизнь учёный и путешественник Моуэт пытался спасать людей и зверей, для чего и пришлось стать писателем.
Исследователи творчества справедливо замечают, что этот человек никогда ничего не выдумывает; он пишет только о том, что видит сам. Например, долгие месяцы живёт рядом с волчьим логовом, даже питается практически так же, как серые соседи, а потом пишет книгу «Не кричи: “Волки!”», в которой ненасытное сказочное чудовище оборачивается обычным, естественным, понятным зверем. А ещё Фарли Моуэт, полярный исследователь, ходит на маленькой шхуне по ледовитым морям и пишет книги с говорящими названиями: «Кит на заклание», «Испытание во льдах», «Над нами седые моря»… А ещё живёт среди эскимосов, чьё племя погибает и вымирает в нынешнем ненатуральном мире, и книги об этом становятся поводом для общественного и даже международного скандала-разбирательства…
Это простая проза. Иногда откровенно документальная, от первого лица, иногда превращённая в приключения и поступки разнообразных персонажей, взрослых и подростков, вождей экзотического племени и заблудившихся мальчишек. Есть даже знаменитая повесть под названием «Собака, которая не хотела быть просто собакой» — история четвероногого интеллектуала по имени Матт. Но жанр и тема в данном случае — не главное. Главное — чувство человеческой надёжности, которое возникает во всех книжках Фарли Моуэта, даже в тех, где авторское «я» глубоко запрятано в сюжет. Пусть читатель никогда не слыхал про военные заслуги этого писателя. По голосу рассказчика он сразу поймёт, что «с таким можно пойти в разведку».

См. также: Моуэт, Фарли
Произведения Фарли Моуэта
Чтение для души: Книги о животных: Моуэт Ф. Не кричи: «Волки!»
Чтение для души: Книги о животных: Моуэт Ф. Собака, которая не хотела быть просто собакой

13 мая — 75 лет со дня рождения Рубена Артёмовича ВАРШАМОВА (1936-2000), русского художника, иллюстратора детских книг.

Если бы звери, птицы, рыбы, змеи, бабочки, диплодоки и эндрюсархусы умели разглядывать картинки, они бы каждый год праздновали день рождения художника Рубена Варшамова. Потому что, в сущности, именно им, земным тварям, ушедшим и настоящим, этот художник посвятил свою жизнь.
«Экология в картинках», «Палеонтология в картинках», «Рептилии», «Рыбы», «Рыбий дом»… — и это только малая часть книг, в которых разные авторы писали о животных разные слова, а Варшамов неустанно этих животных рисовал.
Если книжка с иллюстрациями Варшамова имеет «не прямое» звериное название, всё равно ждите встречи с «братьями меньшими». В «Заколдованных островах» Святослава Сахарнова на Мадагаскаре, Комодо и Барса-Кельмесе резвятся загадочные существа, которых больше нигде не увидишь. В истории про «Доктора Дулитла» полно разнообразных четвероногих и крылатых, потому что Дулитл, как вы помните, звериный доктор. А «Шамайка» Юрия Коваля — это всего-навсего кошка с непростой судьбой, поэтому по страницам повести гуляют рядом с ней ещё зайцы, быки, слоны, мыши и люди.
Иллюстрируя художественные тексты, Рубен Варшамов позволяет себе свободу линии, откровенный юмор и вообще «индивидуальный подход» к каждой симпатичной зверюге. Но когда речь идёт о литературе научно-популярной, познавательной, да к тому же обращённой к малышам, художник всегда старается быть максимально конкретным и точным, старается показать незнакомое живое в его подлинном, природном обличье. Это серьёзная заслуга и результат очень большого исследовательского труда. Это портрет земной фауны, написанный её преданным почитателем.

См. также: Варшамов Рубен Артемович
Рубен Варшамов. «Миры Рубена Варшамова»

15 мая — 155 лет со дня рождения Лаймена Фрэнка БАУМА (1856-1919), американского писателя.

Однажды в маленькой провинциальной американской газете «Пионер Дакоты» («пионер» — в смысле «первопроходец») была напечатана такая шутка. У одного фермера спрашивают: «Есть ли корм для скотины?» «Нет, — отвечает фермер, — да я придумал надевать ей зелёные очки и кормить опилками».
Фрэнк Баум. ФотографияКто бы мог подумать, что фокус с зелёными очками станет главной тайной волшебного Изумрудного города, а редактор заштатной скромной газеты — первейшим и любимейшим сказочником Соединённых Штатов Америки?
В 1900 году после многочисленных литературных и житейских неудач Фрэнк Баум напечатал на собственные скудные денежки своё новое сочинение — «Удивительный волшебник страны Оз». И сразу стал победителем. Американские дети впервые получили американскую сказку. Девочка Дороти из штата Канзас была не какая-нибудь там тихая европейская Золушка или шибко умная английская Алиса, она была, как пишут баумоведы, «практичная, прямодушная, находчивая юная американка», и, заполучив её один раз, юные читатели не пожелали с ней расставаться. Вплоть до самой смерти, целых двадцать лет Баум искренне пытался написать что-нибудь другое, но шквал читательских эмоций неизменно возвращал его в страну Оз. На свет появилось тринадцать продолжений, а когда писатель умер, подхватить и развить его эпопею попытались восемь разных авторов (разумеется, безуспешно).
Корень сюжета хорошо известен российским читателям, ибо долгие годы все они были уверены, что Страшилу, Железного Дровосека, Трусливого Льва и смелую девочку, которую унёс ураган, придумал русский писатель и переводчик Александр Волков. В 1939 году он превратил Дороти в Элли, назвал Великого Чародея (или — Мудреца, или — Волшебника) красивым именем Гудвин и сделал свободный перевод-пересказ. Потом дороги двух авторов одной сказки разошлись: у русского «Волшебника Изумрудного города» тоже появились продолжения, но они были уже практически независимы от американского «сериала», и случилось их всего пять.
Исследователи дружно утверждают, что Дороти и Элли — совсем разные девочки. Первая привыкла рассчитывать на себя, а вторая — на коллектив, американка страшно рада цветущему изобилию страны Оз и в конце концов туда переселяется, а наша всей душой предана своему условному Канзасу, пустынному, ветреному, но родному. Ещё исследователи говорят, что Дороти получилась у Фрэнка Баума такой живой и замечательной, потому что он, отец четверых сыновей, всегда мечтал о дочке. На самом деле, в жизни, он и вправду хотел назвать её Дороти. А сама сказка настолько вошла в его жизнь, что умирая (если верить легенде), он сказал окружающим: «Теперь мы пересечём Гибельную Пустыню…»
В последние двадцать лет «прямые» переводы сочинений Баума активно издаются, и теперь читатель может без труда сравнить первоисточник с переложением, которое давно и крепко вросло в русскую детскую литературу.

См. также: Баум, Лаймен Фрэнк
Сказки Фрэнка Баума
Коротко: Баум Ф. Великий Чародей страны Оз
Тема: РОЖДЕСТВЕНСКИЕ КНИГИ [в т.ч. о книге Л.Ф.Баума «Жизнь и приключения Санта-Клауса»]

15 мая — 120 лет со дня рождения Михаила Афанасьевича БУЛГАКОВА (1891-1940), русского писателя.

Когда Анна Ахматова прочитала в рукописи «Мастера и Маргариту», она сказала про Булгакова очень коротко:
— Он гений.
А когда в 1966-67 годах роман был впервые опубликован в журнале «Москва», читатели повели себя как опытные подпольщики: за внеслужебное пользование ксероксом в те времена попросту сажали, поэтому люди принялись перепечатывать текст на машинке и даже переписывать от руки. (Две толстые розовые тетради со шрифтом после третьей копирки до сих пор спрятаны у меня в шкафу.)
Вопрос о «детском» чтении произведений Михаила Булгакова неактуален: каждый читает его тогда, когда дорастает. У некоторых это случается рано. Достаточно посмотреть на иллюстрации к «Мастеру…», сделанные Надей Рушевой, и проблема возрастного барьера исчезнет сама собой.
Вопроса нет, зато есть ответ, почему целебные книги Булгакова надо читать в ранней юности. Их нужно читать, потому что этому писателю, одному из бесчисленно многих, удаётся держать баланс между светом и тенью, добром и злом, реальностью и зыбким горизонтом сознания, то есть — выражать человеческими словами устройство мира. Да, «Мастер и Маргарита» — его триумф, но «Собачье сердце», «Роковые яйца» и даже насквозь «реалистические» «Записки юного врача» — это прививка от тупого бешенства, а прививки, как известно, лучше делать вовремя.
Булгаков не дожил до пятидесяти лет, даже до сорока девяти. Он был опубликован при жизни меньше чем на треть, можно сказать — публично четвертован. То, что рукописи его дошли до нас и стали книгами, — уже само по себе чудо. Если в доме есть дети, нужно купить книги Булгакова и терпеливо ждать, когда они встретятся.

См. также: Булгаков, Михаил Афанасьевич
БУЛГАКОВ, МИХАИЛ АФАНАСЬЕВИЧ
Булгаковская энциклопедия
Булгаков Михаил Афанасьевич: Сайт о жизни и творчестве Михаила Афанасьевича Булгакова

18 мая — 125 лет со дня рождения Григория Борисовича АДАМОВА (наст. фамилия — Г и б с; 1886-1940), русского советского писателя.

О таких книгах трудно говорить и писать. С одной стороны, они безнадёжно устарели, с другой — в голосе автора звучит столько энтузиазма, столько уверенности в своей правоте, что язык не повернётся, рука не поднимется и в голову не придёт упрекнуть его или обидеть.
Друзья говорили, что Григорий Адамов был человеком приветливым и бодрым. Судя по трём главным его книгам, так оно и было. Принцип везде один: отважные советские люди, помещённые в научно-фантастические обстоятельства, дружно живут и побеждают, преодолевая при этом непреодолимые преграды. «Победители недр» (1937) вгрызаются в землю на глубину четырнадцать километров, чтобы заложить основы новой энергетики; экипаж небывалой подводной лодки успешно разрешает «Тайну двух океанов» (1939); а «Изгнание владыки» (1946 год) — это просто-напросто «отепление» Арктики путём повышения температуры Гольфстрима. Есть в этих книгах отважные пионеры, коварные шпионы, строгие командиры и, разумеется, учёные, одержимые своей наукой. Есть слова, неудобочитаемые современным глазом: «Как не любить тебя, Родина! Тебя, вырвавшую детей своих из нищеты и тьмы! Тебя, осенившую их шёлковым знаменем коммунизма…». Но торопиться с порицанием не надо. Ещё неизвестно, как через семьдесят с лишним лет посмотрят правнуки на наши сегодняшние литературные поделки.
Да, автор прекраснодушных советских фантазий не совершил прорыва сквозь время, он этому времени честно соответствовал. «Тайну двух океанов» зачитывали до дыр, картины подводного мира и подземной тверди будоражили воображение, а наивность персонажей вполне соответствовала наивности неискушённых читателей. «Только не уезжайте без меня, дорогой писатель Адамов!..», — буквально кричал из глубинки какой-то мальчишка, уверенный, что подводная лодка собирается в новый поход. Это детское письмо немножко похоже на похвальную грамоту, про которую теперь непонятно — то ли гордиться, то ли стесняться.

См. также: Адамов, Григорий Борисович
Адамов Григорий Борисович
Григорий Адамов

20 мая — 100 лет со дня рождения Анни (Анны Марии Гертруды) ШМИДТ (1911-1995), нидерландской писательницы, обладательницы Международной Золотой Медали им. Х.К.Андерсена (1988).

Говорят, что долго жить надо в России — иначе ничего не поймёшь и ничего не дождёшься. Это неправда: долго жить надо везде. Первый раз писательницу Анни Шмидт представили к награждению Медалью Андерсена в 1960 году, а наградили только в 1988-м, когда «самой остроумной в мире бабушке» исполнилось 77 лет. Но мудрая Анни не только дождалась награды. Вместо торжественной речи для церемонии вручения она сочинила диалог с самим Андерсеном и сказала старшему коллеге так: «Дорогой Ханс, я была гадким утёнком очень-очень долго, а теперь я старый гадкий лебедь. Но всё-таки лебедь».
Анни Шмидт писала так хорошо, что и в самом деле имела право разговаривать с Андерсеном напрямую. В книге «Ведьмы и все прочие», которую сама писательница считала удачной, есть даже прямая наследница «Снежной королевы» — увлекательная сказка с весьма современным названием «Свежемороженые дамы». Никакого подобия с приключениями Герды и Кая здесь нет и в помине; просто слишком любопытный городской парикмахер случайно попал в огромный промышленный холодильник, переполненный мёрзлой рыбой. Какую, скажите на милость, сказку можно извлечь из такой ситуации? Но вот в белоснежном царстве бесчувствия заблудившийся, отчаявшийся человек случайно роняет крошечную капельку своей живой крови, и это красное на белом, тёплое на холодном возвращает его домой, к солнышку.
Анни Шмидт писала очень много, в разных жанрах, для детишек совсем маленьких и ребят постарше. Она всегда была не только остроумной, но весьма «свободомыслящей»: одна из её книжек так и называется — «Как хорошо быть непослушной!», а в ранних стихах для малышей каждый герой смело делает, что хочет: один моет ноги в аквариуме, другой отращивает себе уши величиной с крылья ветряной мельницы… Есть только два обязательных закона: не надо быть злым, и конец у книжки не должен быть безнадёжным.
Русских переводов Анни Шмидт, к сожалению, не очень много: кроме упомянутых «Ведьм…», есть две сказочные повести «Мурли» и «Виплала», да совсем недавно появился ещё «Плюк из Петтэфлета». Зато сборнички крошечных малышовых рассказов про Йипа и Янеке, которые по-русски именуются Сашей и Машей, издаются теперь чуть ли не каждый год.
Напомним, что на сайте «ВiblioГид» эти рассказы были опубликованы ещё семь лет назад в оригинальном переводе нашего коллеги Николая Назаркина (см.: Знакомство: Анни Шмидт. Рассказы о Йипе и Янеке).
Между прочим, Анни Шмидт тоже нам коллега: в молодости она целых пятнадцать лет работала детским библиотекарем.

См. также: Шмидт, Анни
АННИ ШМИДТ (автор заметки — Ольга Мяэотс)
Annie M.G. Schmidt (Официальный нидерландский сайт писательницы)

Владимир Лебедев. Автопортрет, 1939 г.26 мая — 120 лет со дня рождения Владимира Васильевича ЛЕБЕДЕВА (1891-1967), русского художника, иллюстратора детских книг.

Однажды молодой Маршак пришёл по делу в типографию маленького издательства «Радуга», выпускавшего детские книжки. На полу валялась бумажка — случайно упавший оттиск с рисунком незнакомого автора. Маршак поднял листок и тут же сказал директору издательства, стоявшему рядом: «Я хочу, чтобы мои стихи иллюстрировал этот художник».
Ил. В.Лебедева к стихотворению С.Маршака «Цирк»Так началось многолетнее содружество, из которого, как из крепкого корня, выросла и расцвела наша новая детская литература первой половины минувшего века. Маршак и Лебедев были почти ровесники (Маршак всего на четыре года старше). Выпустив первую совместную книжку в 1924 году, они уже не расставались и работали вместе всю жизнь.
Но дело не только в этом. Владимир Лебедев оказался прекрасным союзником и соратником в «организации процесса»: Маршак искал новых литераторов, а Лебедев — новых художников; Маршак редактировал детские журналы и книги, обучая мастерству целый «полк» способной молодёжи, а Лебедев в роли редактора дет. отдела Госиздата собрал вокруг себя единомышленников (один талантливее другого), которые потом так и стали называться — «школа Лебедева» или «Ленинградская школа».
Это было время творческих побед. На обложках книг фамилии Маршака и Лебедева всегда были написаны шрифтом одинакового размера. Всё самое замечательное и любимое — «Багаж», «Цирк», «Сказка о глупом мышонке», «Вот какой Рассеянный» — всё рисовал Лебедев, причём иногда рисовал, опережая стихи.
Например, «Цирк». Сначала на белом листе бумаги появляется картинка — белый клоун вместе с распрекрасной негритянкой. И только потом Маршак «приделывает подпись»:


    Спиридон Кузьмич —
    Коренной москвич.
    А его супруга Дарья —
    Из другого полушарья.

Обложка книги С.Маршака «Багаж». Худож. В.Лебедев, 1926 г.А «Багаж»? Для первого издания Лебедев вообще не стал рисовать никакие «картины-корзины-картонки», а просто вырезал похожие предметы из старых рекламных объявлений и принялся жонглировать этими вырезками на каждой странице новой книжки. Потом вышло ещё четырнадцать изданий «Багажа» с иллюстрациями Лебедева, и чуть ли не каждый раз он что-то менял, переделывал, рисовал заново.
Не стоит думать, что этот щедро одарённый художник работал только в книге. Владимир Васильевич Лебедев был живописец, плакатист, карикатурист, один из основателей петроградских «Окон РОСТА» и тонкий мастер женского портрета. Но именно детская книга сделала его всенародным любимцем. С годами стиль иллюстраций Лебедева сильно изменился, они стали более мягкими, полезно-познавательными и… не такими свободными. Сам Владимир Васильевич позднюю свою графику не любил и часто повторял: «Чтобы понять моё творчество, нужно знать и помнить, что я художник двадцатых годов». Но честно говоря, большим и маленьким зрителям обширной галереи лебедевских рисунков совсем неважно, каких они годов, потому что всегда и обязательно эти рисунки несут, по словам режиссёра Козинцева, «радость ощущения жизни».

См. также: Лебедев, Владимир Васильевич
ЛЕБЕДЕВ, ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВИЧ
ЛЕБЕДЕВ Владимир Васильевич

27 мая — Общероссийский День библиотек.


Константин Арцеулов. Фотография29 мая — 120 лет со дня рождения Константина Константиновича АРЦЕУЛОВА (1891-1980), русского лётчика, конструктора, художника-иллюстратора.

Такое сочетание профессий встретишь нечасто, да и судьба Константина Арцеулова сложилась удивительно. Он начинал в Морском кадетском корпусе, потом резко поменял море на океан воздушный и увлёкся планёрами, а во время Первой мировой войны стал военным лётчиком.
Обложка книги И.Ефремова «Тень минувшего». Худож. К.АрцеуловЕго заслуги перед отечеством велики: лётчик Арцеулов совершил двести разведывательных полётов, принял восемнадцать воздушных боёв и, совершенствуя своё мастерство, первым в России сознательно бросил свой самолёт в штопор, успешно вышел из него и превратил этот смертельный риск в одну из фигур высшего пилотажа. После революции Константин Константинович учил летать большевиков — преподавал в 1-й Московской школе красвоенлётов, где одним из его учеников был Валерий Чкалов. Любовь к планёрам не оставляла Арцеулова. Он конструировал новые модели, осуществлял испытания и в результате получил «диплом пилота-парителя № 1».
Обложка книги П.Аматуни «Чао». Худож. К.АрцеуловВ 1933 году был репрессирован, а через четыре года, оказавшись, по счастью, на свободе, в авиацию не вернулся. Почти в пятьдесят лет Константин Арцеулов стал профессиональным художником. Он вспомнил давнее детское и юношеское увлечение изобразительным искусством, да и семейные гены решили, наверное, взять своё: дело в том, что дедушкой Кости Арцеулова был великий художник-маринист Иван Айвазовский.
За оставшиеся сорок лет жизни Константин Константинович успел многое. Он выпустил целую полку книг со своими иллюстрациями (более пятидесяти), был главным художником журнала «Техника — молодёжи», активно сотрудничал с журналами «Юный техник», «Моделист-конструктор» и другими периодическими изданиями. А если вы более подробно заинтересуетесь судьбой этого необычного человека, то непременно встретите фотографию, на которой Константин Арцеулов о чём-то разговаривает с Сергеем Королёвым. Они беседуют как друзья.

См. также: Арцеулов, Константин Константинови
Константин Константинович Арцеулов (1891-1980
Арцеулов Константин Константинович

29 мая — 105 лет со дня рождения Теренса Хэнбери УАЙТА (1906-1964), английского писателя.

Теренс Х. Уайт. ФотографияОдни люди что-то слышали про короля Артура, другие более-менее представляют себе его историю, а третьи до сих пор, в XXI веке, засыпают и просыпаются под знамёнами рыцарей Круглого Стола.
Писатель Теренс Х. Уайт нужен всем: первым — чтобы изумились красоте старой легенды; вторым — чтоб сравнили книги Уайта с другими повествованиями об Артуре и убедились, что он лучший; ну а третьим — для счастья. Для того, чтобы ещё раз ощутить живое присутствие мудреца Мерлина, рыцаря Ланселота Озёрного, прекрасной королевы Гвиневеры — почувствовать себя если не участниками, то, безусловно, свидетелями средневековых событий.
Мерлин. Рис. Т.Х.Уайта к собственной книге «Меч в камне»Это не преувеличение. Теренс Хэнбери Уайт — сочинитель масштабов Толкина, его фэнтезийный мир не выдуман и не подсмотрен в щёлочку. Этот мир рождён таким мощным встречным движением из наших дней в прошлое, что время исчезает, превращаясь в человеческие переживания и прозрения.
Первый том пенталогии «Король былого и грядущего» появился в 1938 году. Он назывался «Меч в камне» и рассказывал об отрочестве будущего короля Артура. Через двадцать лет цикл замкнулся — в одно целое соединились романы «Царица воздуха и тьмы», «Рыцарь, совершивший проступок», «Свеча на ветру». А уже после смерти автора, в 1977 году, вышла в свет «Книга Мерлина», небывалого волшебника, «который рождён на другом конце времени и живёт в обратную сторону».
Кроме произведений первого ряда, есть в литературном наследии Уайта детективы, фантастика, исторические и психологические романы. Но главное, есть там одна прекрасная детская книжка, Обложка англ. изд. книги Т.Х.Уайта «Отдохновение миссис Мэшем»которая скромно ждёт своего читателя, пока блистательный король Артур превращается то в звёздный американский мюзикл, то в диснеевский мультфильм. Книжка называется «Отдохновение миссис Мэшем», и найти её довольно трудно, потому что в 1995 году русский перевод был напечатан тиражом всего в одну тысячу экземпляров, а в 2006-м — тиражом в три тысячи. Но искать стоит. Теренс Х. Уайт рискнул и поселил на маленьком острове посреди забытого озера настоящих лилипутов, которые уцелели ещё со времён Гулливера. Чудесных человечков находит десятилетняя, совсем одинокая девочка Мария, и встреча эта превращается под пером Уайта не в какую-то там умильную побасенку, а в настоящую детскую литературу — остроумную, умную, забавную, трогательную и нежную, с окончанием обязательно справедливым, но немножко загадочным.
Жаль, что в реальной жизни такой хороший писатель был не слишком счастлив. Прообразом злой ведьмы в артуровском цикле он сделал собственную мать, которая фактически бросила сына. До конца дней единственной его семьёй были только птицы, которых он пытался приручить. Но открывая книги Уайта, совершенно невозможно догадаться о его душевных бедах. Разве что мудрость этого человека бывает иногда грустной.

См. также: Уайт, Теренс Хэнбери
Теренс Хэнбери Уайт
Портрет книги: Незамеченная книга
Коротко: Уайт Т.Х. Король Артур

31 мая — 85 лет со дня рождения Джеймса КРЮСА (1926-1997), немецкого писателя, обладателя Международной Золотой Медали им. Х.К.Андерсена (1968).

Очень редко случается, чтобы писатель, критик и даже теоретик литературы уместились в одном человеке. Можно было бы и не упоминать о литературоведческой деятельности Джеймса Крюса, если бы его принципы не были такими простыми и убедительными. Крюс считал (если переводчики верно донесли его мысль), что детская «книга должна вселять надежду, но не подменять трудные решения лёгкими», а детского писателя от писателя взрослого отличает то, что «в кажущееся безнадёжным время он сохраняет мужество надеяться».
Самая знаменитая книга этого популярного автора, обладателя Медали Андерсена, появилась в 1962 году (у нас — в 1966-м). Она называется «Тим Талер, или Проданный смех» и рассказывает про мальчика, который уступил своё умение весело смеяться за право выигрывать любое пари. Книжка была принята в Советском Союзе буквально «на ура», потому что решительно и смело осуждала несправедливые принципы буржуазного общества, Джеймс Крюс приезжал в Москву, собирался выучить русский язык и т.д. Потом прошло время, большие перемены кардинально перестроили всё вокруг, и вот теперь, почти через полвека после первого появления, история Тима Талера опять читается взахлёб. Она стала совершенно современной, она не про каких-то там далёких бедных мальчиков и богатых обманщиков «в клетчатом» — она про то, что происходит за окном.
Писал Джеймс Крюс легко и умело, люди у него вполне живые, а ситуации, конечно, полусказочные, зато очень внятные, не понять невозможно. Надежда в конце книги действительно присутствует, хотя значительно больше похожа на сказку, чем само повествование. Короче говоря, десятилетний читатель может смело снимать с полки повесть про Тима Талера и читать её с полным доверием к автору.
Ещё из книг Джеймса Крюса на русский язык переведены «Мой прадедушка, герои и я», «Говорящая машина» и «Маяк на Омаровых рифах», а многочисленные сборники стихов, книжки-игрушки и радиопьесы существуют по-немецки где-то там далеко.

См. также: Крюс, Джеймс
ДЖЕЙМС КРЮС (автор заметки — Ольга Мяэотс)
Подробно: Были и небылицы острова Гельголанд
Произведения Джеймса Крюса



© Идея и содержание: РГДБ
Разработка: brainhouse.ru
Победитель конкурса Rambler's Top100 Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru