ХОРОШИЙ РЕБЁНОК И ТОВАРИЩИ ВЗРОСЛЫЕ

27 апреля 2011

Обложка книги Л.Тунгал «Товарищ ребёнок и взрослые люди»Тунгал Л. Товарищ ребёнок и взрослые люди : Ещё одно повествование о «нашем счастливом детстве» / Леэло Тунгал ; [пер. с эст. Г. Муравина]. — Таллинн : КПД, 2010. — 208 с. : ил.

«Хеа Лапс», буквально «хороший ребёнок», — так называется журнал для детей, который выходит в Эстонии под редакцией писательницы Леэло Тунгал.
«Будь хорошим ребёнком», — говорят эстонские родители своим детям. Это значит: будь умницей, веди себя хорошо, слушайся старших.
«Будь хорошим ребёнком», — говорила мама маленькой Леэло, уходя из дома. Будь хорошим ребёнком, слушайся папу, и тогда я вернусь поскорее.
Мама уходила не одна — за ней пришли два каких-то дядьки, злые, в чёрной одежде, они кричали на Леэло, топали ногами и ругались по-русски. Они устроили беспорядок во всех комнатах: вывалили на пол одежду из шкафов, сбросили с полок книги, раскидали бумаги. Неужели взрослым можно устраивать такой беспорядок? Маленьких детей ругают, если они разбрасывают игрушки или небрежно швыряют свою одежду, а взрослым, выходит, и слова не скажи?.. И как они смели кричать на маму? И почему она ушла с ними?
Папа повторял длинные, взрослые, непонятные слова: «недоразумение, сумасшествие», а потом «обвинение» и «безумие». Леэло поняла только одно: мама уехала, потому что дочь была недостаточно хорошим ребёнком. Значит, надо стараться — улучшать своё поведение…
И Леэло старается. Она не плачет, когда папа то и дело уезжает из дома, оставляя дочку на бабушку или тётушку (тётушек у Леэло довольно много). Она не капризничает — ну, почти не капризничает, не шалит и старается не задавать лишних вопросов.
А по ночам ей мерещатся чёрные дядьки с ружьём — гораздо страшнее волка, домового или чёрта, которые проникают в тёмную детскую через окно, если бабушка забыла задвинуть гардины.
Прежде мама была директором школы, а папа — учителем, и семья жила прямо в школьном здании. Теперь в школе новый директор — товарищ Людмила; семье Тунгал пришлось переехать в обыкновенный деревенский дом, папа был вынужден взять на себя дополнительную нагрузку (ещё и школьную бухгалтерию), а потом пришли чёрные дядьки…
Папа говорит, что они могут прийти ещё раз! Надо убирать подальше фотоальбомы, жечь письма и прятать награды, оставшиеся с «эстонского времени».
Теперь время иное — советское.
Страшное время. Чудесное время.
Потому что если не знать, что мама в тюрьме, — а ребёнок до поры этого не знает, — то жизнь кажется вполне хорошей и даже замечательной.
Когда Леэло с папой ехала в трамвае, тётя кондуктор назвала девочку «товарищ ребёнок». Леэло считает, что это звучит очень красиво и по-взрослому: товарищ ребёнок — гораздо лучше, чем просто «девочка» или «дочка».
Хотя до взрослости девочке ещё далеко — она и сама это чувствует. Взрослые постоянно разговаривают о непонятных вещах — о каких-то адвокатах, выселениях, амнистиях и «энкаведэ». Товарищ ребёнок не понимает почти ничего, зато соображает, что загадочное слово «энкаведэ» отлично ложится на мотив старинной плясовой песни:
— Энкаведэ, энкаведэ — юхайди, юхайда!
Раньше папа с мамой смеялись до слёз над этой песней, а теперь её петь нельзя, совсем нельзя! Папа не разрешает. А жаль! Ведь товарищ ребёнок так любит пение — ох, недаром девочке дали имя Леэло! Старые народные песни, которые звучали на певческих праздниках, и мамины танцевальные куплеты, и самое главное — песни, которые передают по радио! Есть чудесная передача, называется «Концерт по заявкам», и в ней исполняют такие хорошие песни: про счастливых советских детей, и про комсомол, и про удивительных птиц:

    На дубу высоком
    Да над тем простором
    Два сокола ясных
    Вели разговоры…

Только папа почему-то не любит слушать эти песни. Он даже выключает радиоприёмник, говоря, что «радиолампам надо иногда давать остыть». Но товарищ ребёнок не очень огорчается: он ведь уже выучил наизусть весь репертуар Георга Отса и Виктора Гурьева.
Обыденно-кошмарное «счастливое детство» советского ребёнка встаёт со страниц мемуарной повести как живое, так что читать книгу и горько, и тяжело.
К сожалению, переводчик книги довольно долгое время живёт вне русской языковой среды, и это заметно. Он употребляет устойчивые обороты совершенно не в том смысле, к какому мы привыкли, использует странные словечки типа «комми» (оказывается, это не коммивояжёр, а коммунист), а ненавистного тирана называет нежно, как котёночка, — «усатик».
Зато очень интересно (и даже в некотором смысле «концептуально») выглядит оформление книги. Здесь опубликовано множество фотографий из семейного архива Леэло Тунгал: портреты родителей, бабушек и тётушек, фотографии самой Леэло — прехорошенькой девочки, нарядной, милой, непременно с огромным бантом в волосах. Всё это сопровождается печатными свидетельствами эпохи: на страницах книги воспроизведены открытки, плакаты, рисунки советских художников, на которых запечатлён образ счастливого советского детства, с улыбающимися пионерами, трудовыми свершениями и мудрой усмешкой вождя всех времён и народов…
Тем страшнее контраст, тем ужаснее слова, которые наконец доходят до сознания ребёнка: «тюрьма» и «двадцать пять лет».
На дворе — начало пятидесятых годов. К счастью, мы, сегодняшние читатели, уже знаем, что «лучшему другу советских детей» жить осталось недолго, и можем надеяться, что мама «товарища ребёнка» вернётся домой. Хочется убедиться в этом, дождавшись продолжения автобиографической повести Леэло Тунгал. Вторая часть трилогии, под названием «Бархат и опилки, или Товарищ ребёнок и буквы», готовится к изданию; над третьей частью писательница продолжает работать. Первая же часть, о которой здесь шла речь, в эстонском издании удостоилась высокой награды: в сентябре 2010 года Леэло Тунгал получила Почётный диплом Международного совета по детской книге (IBBY).



© Идея и содержание: РГДБ
Разработка: brainhouse.ru
Победитель конкурса Rambler's Top100 Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru