Апрель 2011 года

27 марта 2011

1 апреля — День смеха.

Каждый год в День смеха очень хочется порадовать себя и других чем-то радостным и позитивным. Хватаешься за книжки «весёлых» детских писателей и… разочарованно вздыхаешь: опять всё те же имена!
Нет уж, благодарю покорно. Вспомнить по такому случаю «что-нибудь из классики» — всё равно что рассказать бородатый анекдот. Нет ли чего-нибудь новенького? Старенькое-то мы уже наизусть выучили!
Если вы соскучились по качественной детской юмористике, обратите внимание на сочинения финалистов детской литературной премии «Книгуру». Не может быть, чтобы среди них не нашлось чего-нибудь весёленького.
Логотип Всероссийского конкурса на лучшее произведение для детей и юношества «Книгуру»Как уверяет координатор экспертного совета Ксения Молдавская, из присланных на конкурс рукописей по меньшей мере пять отмечены прекрасным чувством юмора: это «Четыре летних месяца» музыканта и писателя Константина Арбенина (готовится к выпуску издательством «Время»), «Детский курс разных наук» Сергея Иванова, «Лето разноцветно-косолапое» Павла Калмыкова (выйдет в Издательском Доме Мещерякова), «От кота и до цыплёнка» Светланы Лавровой, а также сказки и «рассказки» Николая Назаркина.
Кстати, вскоре после того как первый выпуск апрельского «Календаря» будет опубликован, станут известны счастливчики, произведения которых составят Шорт-лист премии «Книгуру», — это случится 29 марта, в 13.00, в Центральной городской детской библиотеке им. А.П.Гайдара.

См. также: «Книгуру» — Всероссийский конкурс на лучшее литературное произведение для детей и юношества

1 апреля — 580 лет со дня рождения Франсуа ВИЙОНА (наст. фамилия — д е М о н к о р б ь е; 1431 — после 1463), французского поэта.

Франсуа Вийон. Гравюра из издания «Большого завещания», 1489 г.Трудная, но яркая жизнь Франсуа Вийона умещается в один книжный том. О личности и судьбе поэта нам говорят лишь написанные им самим стихотворные строки да те немногие сохранившиеся судебные документы, что проливают свет на некоторые подробности его биографии. Бродяга и вор, против воли ставший убийцей, он чудом избежал повешения, был изгнан из Парижа, и с той поры его след затерялся во времени. Роберт Льюис Стивенсон сделал поэта героем своего рассказа «Ночлег Франсуа Вийона», где попытался воссоздать один из эпизодов его жизни. По словам Осипа Мандельштама, «кровь подлинного средневековья текла в жилах Виллона. Ей он обязан своей цельностью, своим темпераментом, своим духовным своеобразием». Как долго прожил поэт, доподлинно неизвестно, но очевидная «молодость» его стихов, удивительным образом сочетающих в себе циничноватую насмешливость с неподдельной искренностью, обусловила их близость юношескому чтению.

    Я жил, как завещал мудрец:
    «Пока ты юн, ликуй душой»,
    Забыв, однако, что конец
    Цитаты, приводимой мной,
    Имеет смысл совсем иной,
    С началом мало сообразный:
    «Что знаешь в юности шальной?
    Лишь сумасбродства да соблазны».

Ф.Вийон. Большое завещание (XXVII)
(пер. Ю.Корнеева)

См. также: Вийон, Франсуа
ВИЙОН, ФРАНСУА
Франсуа Вийон. Лэ, или Малое завещание

1 апреля — 85 лет Энн МАККЕФРИ (р. 1926), американской писательнице.

Энн Маккефри. ФотографияВ древности планету Перн заселили колонисты-земляне. Оторвавшись от родной Земли, они вскоре потеряли с ней связь и постепенно забыли достижения космической цивилизации. Мир, сложившийся на далёкой планете, больше всего стал напоминать земное средневековье. А если учесть, что среди Ил. (с суперобложки) Д.Гордеева к роману Э.Маккефри «Белый дракон»представителей местной фауны обнаружились чудовищные создания, до крайности похожие на драконов, мы поймём, что перед нами не просто фантастика, но фэнтези, точнее, та её промежуточная разновидность, которую принято называть «science fantasy».
Бесконечную сказочно-космическую сагу о всадниках Перна и приручённых драконах-телепатах Энн Маккефри начала давно, в 1960-е годы. Со временем сага так разрослась, что только преданные поклонники американской писательницы умудряются разобраться в хитросплетениях закрученной ею интриги. Несмотря на явную эклектичность, сериал пользуется устойчивой популярностью на протяжении многих лет, и хотя в конце концов сюжет совершенно себя исчерпал, а «Повелительница Драконов» откровенно устала от собственной выдумки, «Всадники Перна» считаются одной из самых заметных страниц в истории приключенческой фантастики.

См. также: Маккефри, Энн
Энн Маккефри

2 апреля — Международный день детской книги.

Плакат к Международному дню детской книги 2011. Худож. Ю.МильдебергС 1967 года такой праздник отмечают во всём мире в день рождения Ханса Кристиана Андерсена. На сей раз приуроченное к этому дню и уже ставшее доброй традицией обращение к детям мира, а также девиз и плакат праздника, готовила эстонская секция Международного Совета по детской книге. Высокое доверие было оказано художнику-графику Юрию Мильдебергу (род. в 1965 году); он стал автором плаката. Айно Первик на отдыхе. ФотографияА само послание сочинила замечательная эстонская писательница Айно Первик (род. в 1932 году), автор чудесной повести-сказки «Баба-Мора» (или «Чаромора»).
Эстония — страна совсем маленькая, но детская литература в ней большая. Такие имена, как Оскар Лутс, Эно Рауд, Яан Кросс и Эллен Нийт, Эдгар Вальтер, Владимир и Эмэ Бээкман, Леэло Тунгал, Андрус Кивиряхк, способны украсить собой культурный фон любой нации.
В своём послании Айно Первик, живой классик эстонской детской литературы, решила сказать, прежде всего, о заключённой в книгах памяти. Речь идёт, конечно же, не о научных исследованиях, но о художественных текстах, запечатлевших «такие подробности, каких в исторических документах не найти».
«Книга помнит… книга помнит!» — настойчиво повторяет писательница, обращаясь к детям мира.
И мы горячо присоединяемся к её словам.

Юрий Мильдеберг за работой. Фотография
См. также: The International Board on Books for Young People (IBBY)

2 апреля — 50 лет Александру Геннадиевичу ЩЁГОЛЕВУ (р. 1961), русскому писателю.

Александр Щёголев. ФотографияК детской литературе «взрослый» фантаст Щёголев обратился всего однажды, но те, чьё отрочество пришлось на самый конец 1980-х, наверняка обратили внимание на его яркий писательский старт. «Старт» — это ещё и название премии, вручаемой молодым фантастам за их первую самостоятельную книгу. Для Александра Щёголева и его соавтора Обложка книги А.Тюрина и А.Щёголева «Клетка для буйных». Худож. Г.РомановАлександра Тюрина такой книгой стала «Клетка для буйных», включившая в себя две связанные между собой повести — заглавную и «Программируемый мальчик», которые первоначально печатались в журнале «Костёр» и газете «Пионерская правда».
В 1992 году сборник был удостоен премии «Старт», а несколько лет назад заново переиздан. В предисловии ко второму изданию Борис Стругацкий честно признаётся, что недолюбливает истории из школьной жизни. Как правило, такие истории кажутся ему малоправдоподобными, а их герои — до невозможности положительными. Книжка же Тюрина и Щёголева, по мнению классика, выбивается из общего ряда. «Школьники, которые в ней живут и действуют, на мой взгляд, очень похожи на реально существующих, — пишет Борис Натанович. — Кроме того, авторы ещё и люди с воображением. Они окружили своих героев странными и страшноватыми чудесами, так что в результате получилась очень правдивая волшебная сказка».

См. также: Щёголев, Александр Геннадиевич
Александр Щёголев

Обложка книги Т.Поликарповой «Листья будущего лета». Худож. Г.Акулов3 апреля — 80 лет Татьяне Николаевне ПОЛИКАРПОВОЙ (р. 1931), русской писательнице.

Самая известная книга Татьяны Поликарповой называется «Две берёзы на холме». По жанру это типичная «школьная» повесть, а по сути — ещё одна история взросления, героиня которой — пятиклассница Даша Плетнёва переходит в другую школу и пытается наладить отношения с новыми друзьями.
Вместе с повестями «От весны до осени» и «Привет, девяностая!» «Две берёзы на холме» составляют своего рода трилогию, первые части которой заставили тепло отозваться Симона Соловейчика, Юрия Сотника, Юрия Яковлева, а Всеволод Некрасов назвал их «заметным явлением нашей сегодняшней прозы и не только детской прозы».
Сравнительно недавно повесть «Две берёзы на холме» была переиздана в серии «Любимые книги девочек».

См. также: «Каких-то десять лет…»: воспоминания Т.Поликарповой о Вс.Некрасове
Статьи Вс.Некрасова (в т.ч. рецензии на повести Т.Поликарповой «От весны до осени» и «Привет, девяностая!»)

Константин Кузнецов. Фотография6 апреля — 125 лет со дня рождения Константина Васильевича КУЗНЕЦОВА (1886-1943), русского художника, иллюстратора детских книг.

К делу всей своей жизни Константин Кузнецов двигался сложным, извилистым путём. В школе Общества поощрения художеств он проучился недолго, и многое в книжной графике ему пришлось постигать самостоятельно; не оказалось рядом умного педагога, который помог бы даровитому пареньку из Заволжья отыскать прямую дорогу к успеху. В 1920-30-е годы он иллюстрировал очень разных авторов: здесь и Гайдар с Кассилем, и Паустовский с Пришвиным, и Барто с Маршаком. Сказывалась своего рода неразборчивость художника, бравшегося и за историческую, и за географическую, и за анималистическую, и за «малышовую», и за пионерскую тематику. Случались и удачи — Константин Васильевич зарекомендовал себя как мастер пейзажа и художник-анималист; по словам Л.Ф.Овсянникова, он «рисовал с натуры пейзаж, зверей, птиц не для того, чтобы иметь хороший рисунок, который можно показать, а для того, чтобы познать их природу».
Все эти навыки весьма пригодились Кузнецову, когда в середине 1930-х годов он взялся за оформление сборника русских народных сказок.
Свой стиль в сказке художник нашёл почти сразу. Помогло глубокое знание деревенского быта: резных наличников, расписной посуды, самодельных игрушек, прялок, разнообразной утвари, тончайшего искусства кружевоплетения. Специалисты считают, что стиль Кузнецова мало уступает в декоративности стилю Юрия Алексеевича Васнецова (рисунки этих двух художников нередко даже соединялись под одной обложкой), однако Константин Васильевич был, если можно так выразиться, реалистичнее — сдержанней в красках, скупее в орнаментике. Он старался избегать стилизации и творил сказочный мир из правдивых примет народной жизни, из достоверных исторических деталей, выступая как продолжатель лучших традиций Сергея Малютина и Елены Поленовой.

Ил. К.Кузнецова к русской народной сказке «Гуси-лебеди» Ил. К.Кузнецова к русской народной сказке «Липовая нога» Ил. К.Кузнецова к русской народной сказке «Царевна-лягушка»
Работа по оформлению русских народных сказок принесла Кузнецову радость и щедрые похвалы критиков. Уже после смерти художника (в 1946 году), увидели свет рисунки, сделанные им для мультфильма «Сказка о царе Салтане», но изданные как иллюстрации.

См. также: Кузнецов Константин Васильевич
Константин Кузнецов
«Русские народные сказки» в обработке А.Н.Толстого

Иван Суриков. Портрет6 апреля — 170 лет со дня рождения Ивана Захаровича СУРИКОВА (1841-1880), русского поэта.

Ивана Сурикова, сына оброчных крестьян графа Шереметева, обычно относят ко второму ряду русских поэтов XIX века. Казалось бы, развитию его способностей помешала ранняя смерть от чахотки, однако поэтическая муза Ивана Захаровича всякий раз обнаруживала непреодолимую слабость, когда он пытался вырваться за пределы «народных песен» кольцовско-никитинского толка. Такова была природа его таланта: лучшие стихи Сурикова, давно и прочно обосновавшиеся в школьных хрестоматиях, так или иначе связаны с народным песенным творчеством. В том числе широко известные:

    Вот моя деревня;
    Вот мой дом родной;
    Вот качусь я в санках
    По горе крутой…

Или:

    Белый снег пушистый
    В воздухе кружится
    И на землю тихо
    Падает, ложится.

Вероятно, лучшей наградой для такого поэта бывает, когда его творения в прямом смысле «уходят в народ» и повсеместно исполняются как песни. Знаменитая «Степь да степь кругом» есть не что иное, как стихотворение «В степи» (у Сурикова: «Снег да снег кругом…»), «Что стоишь, качаясь, тонкая рябина…» — стихотворение «Рябина» (у Сурикова: «Что шумишь, качаясь, / Тонкая рябина…»). Чуть переиначенные в устной традиции, эти и другие суриковские стихи с годами утрачивали авторство, приобретая характер подлинно народных песен.

Ил. В.Костицына к стихотворению И.Сурикова «Детство»
См. также: Суриков, Иван Захарович
Суриков Иван Захарович
Суриков Иван Захарович. Собрание сочинений

12 апреля — 80 лет со дня рождения Виталия Титовича КОРЖИКОВА (1931-2007), русского писателя.

Виталий Коржиков. ФотографияВ детстве Виталий Коржиков мечтал о мореходном училище. Мечте не суждено было сбыться: сначала арестовали его родителей (разумеется, в 1937-м), потом заболела тётка, взявшая мальчика на воспитание. О мореходке пришлось забыть, но разве можно забыть море? Любовь к морю оказалась сильнее всех жизненных обстоятельств. Именно поэтому, окончив пединститут и очутившись (по распределению) на Сахалине и Дальнем Востоке, Коржиков чуть ли не ежедневно наведывался в пароходство с одной-единственной целью — чтобы взяли в матросы или хотя бы в грузчики.
Авантитул повести В.Коржикова «Весёлое мореплавание Солнышкина». Худож. Г.ВалькВзяли. Так будущий писатель оказался на судне «Игарка», возившем грузы полярникам и жителям Чукотки. А как вернулся из плавания, написал повесть. Да так и пошло: стихи, рассказы, повести — в большинстве своём, о море и моряках. Даже названия у них говорящие: «Морской конёк», «Жил человек у океана», «Бережок», «Морской сундучок», «Сорок белых кораблей», «Волны словно кенгуру»…
Матросом Виталий Титович обошёл вокруг света. Он любил описывать только то, что ему самому довелось увидеть и пережить, поэтому можно не сомневаться: все невероятные приключения, о которых рассказывается в его книгах, — правда, а у каждого персонажа есть «конкретный прототип». «Живые люди интереснее придуманных, — считал Коржиков. — А придуманные тем и интересны, что они очень похожи на людей живущих».
Был свой прототип и у любимого героя Виталия Титовича — Алёши Солнышкина. Об этом симпатичном матросе Коржиков сочинил целых три повести — «Весёлое мореплавание Солнышкина», «Солнышкин плывёт в Антарктиду» и «Ледовые приключения Плавали-Знаем», а художник Генрих Оскарович Вальк нарисовал замечательные картинки.

Ил. Г.Валька к повести В.Коржикова «Солнышкин плывёт в Антарктиду»
См. также: Писатели о себе: КОРЖИКОВ ВИТАЛИЙ ТИТОВИЧ (1931-2007)
Виталий Коржиков: «Да не был я ни Чуком, ни Геком!»
Виталий Титович Коржиков

14 апреля — 50 лет Юлии Валентиновне ГУКОВОЙ (р. 1961), русской художнице, иллюстратору детских книг.

Юлия Гукова. ФотографияСначала поражает мастерство, безупречная виртуозность, затем — свобода и лёгкость, с которыми Юлия Гукова формирует пространство книги. Нередко в своих иллюстрациях она как будто вырывается за пределы книжного листа, предлагая читателю самостоятельно продолжить, продлить в воображении панораму причудливого мира, ставшего доступным человеческому глазу благодаря таланту художника.
Особенно нагляден подобный эффект в «Волшебнике страны Оз»: ослепительно яркие краски и — ощущение простора, бесконечности сказочной вселенной, созданной Фрэнком Баумом.
Кэрролл решён иначе. Среди множества «Алис», заполнивших отечественный книжный рынок, «Алиса в Стране Чудес» Юлии Гуковой выделяется острой современностью подхода, геометрически чёткой выстроенностью книжного пространства, тонким пониманием природы кэрролловской фантазии и кэрролловского юмора.
Иллюстрируя две эти такие разные книги, художница словно бы держала в уме слова Рэя Брэдбери, который писал так: «Страна Оз — это кекс с мёдом и летние каникулы. Страна Чудес — это каша, холодный душ, арифметика и долгие школьные часы. Ничего удивительного, что Страна Чудес — любимица интеллектуалов, а страна Оз — интуитивистов и мечтателей. Страна чудес Кэрролла — это то, что мы есть, страна Оз Баума — это то, чем мы хотели бы стать».

Ил. Ю.Гуковой к сказочной повести Л.Кэрролла «Приключения Алисы в Стране Чудес» Ил. Ю.Гуковой к книге А.Эстерль «Марципановый муж» (Германия, 1993) Ил. Ю.Гуковой к сказочной повести Ф.Баума «Волшебник страны Оз»
В каждой следующей работе Гукова, сохраняя все признаки индивидуальности, беспрестанно ищет новые выразительные средства. Иногда она идёт непосредственно от материала, иногда как бы отстраняется, отталкивается от него, но прежде всякий раз старается пропустить через себя, неизменно предлагая читателю свой собственный взгляд, своё уникальное видение.
Список лучших работ художницы свидетельствует о поистине безграничной широте её творческого диапазона. Здесь литература художественная и познавательная, классическая и современная, для маленьких и больших: «Сон в летнюю ночь» У.Шекспира и «Дюймовочка» Г.Х.Андерсена, «Глубокоуважаемый микроб» Кира Булычёва и «Муравей Красная Точка» Н.Романовой, «Зоки и Бада» (совместно с В.Буркиным) И. и Л. Тюхтяевых и «Девочка-свеча» С.Прокофьевой.
Временами Гукова вовсе перестаёт нуждаться в чьём бы то ни было тексте, и тогда на свет появляются книжки-картинки, книжки-игрушки, книжки-раскладушки, сделанные изобретательно, с выдумкой и настроением (см.: Коротко: Двери старого города; Крыши старого города; Окна старого города).
В последние годы книги с иллюстрациями Юлии Гуковой чаще появляются не в России — в странах Западной Европы или Восточной Азии. И как читателей, это не может нас не огорчать.

См. также: JULIA GUKOVA
ГУКОВА ЮЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА
Художник-иллюстратор Юлия Гукова (JULIA GUKOVA)

15 апреля — День культуры.

Этот праздник отмечается с 1935 года в день подписания Международного договора — Пакта Мира, или Пакта Рериха.


15 апреля — 125 лет со дня рождения Николая Степановича ГУМИЛЁВА (1886-1921), русского поэта.

    Мой замок стоит на утёсе крутом
    В далёких, туманных горах,
    Его я воздвигнул во мраке ночном
    С проклятьем на бледных устах.

Признайтесь честно, разве это «взрослые» стихи?..
Замки да короли, капитаны да корабли, флибустьеры да конквистадоры… Когда же и читать о них, как не в юности?
Или, например, вот это:

    Мрачный всадник примчался на чёрном коне,
    Он закутан был в бархатный плащ,
    Его взор был ужасен, как город в огне,
    И, как молния ночью, блестящ.

Обложка книги Н.Гумилёва «Капитаны». Худож. Г.А.В.ТрауготИл. Г.А.В.Траугот к книге Н.Гумилёва «Капитаны»

Неужели современные молодые люди, взахлёб читающие фэнтези, пройдут мимо поэзии Гумилёва? Хотелось бы верить, что нет. Иначе будет очень обидно, потому что в зрелые годы они вряд ли к ней вернутся.
Представляя публике «детлитовское» издание «Капитанов» с великолепными рисунками Г.А.В.Траугот, Лев Николаевич Гумилёв назвал отца «не только поэтом, но путешественником и солдатом». И мы, разумеется, помним, что в другом стихотворении — «Мои читатели» — Николай Степанович говорил о таких же, как он, «сильных, злых и весёлых» людях, бродягах и воинах, с которыми ощущал глубокое внутреннее родство. Но почему же при чтении этих строк кажется, что речь идёт о людях совсем юных?..



    Я не оскорбляю их неврастенией,
    Не унижаю душевной теплотой,
    Не надоедаю многозначительными намёками
    На содержимое выеденного яйца,
    Но когда вокруг свищут пули,
    Когда волны ломают борта,
    Я учу их, как не бояться,
    Не бояться и делать, что надо.

См. также: Гумилёв, Николай Степанович
ГУМИЛЁВ, НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ
Николай Гумилёв: электронное собрание сочинений

Эмма Мошковская. ФотографияИл. В.Васильева к стихотворению Э.Мошковской «Дерево»15 апреля — 85 лет со дня рождения Эммы Эфраимовны МОШКОВСКОЙ (1926-1981), русской поэтессы.

Ирина Токмакова вспоминает: «Я знала Эмму Мошковскую с юных лет. Мне всегда казалось, что у неё в глубине, где-то там, что условно называется человеческой душой, живёт певчая птица. Она и в обычном, буквальном, смысле слова любила петь. У неё был красивый голос, и образование у неё было музыкальное.
Но постепенно птица эта запела по-новому. У неё стали рождаться весёлые и печальные, забавные и смешные стихи. Стихи эти были адресованы детям».
Очень важно сказать, что, как бы ни пела Эмма Мошковская, она пела своим собственным голосом, никому и никогда не подражая. Открыв любую из её книг, мы с первого взгляда узнаем настоящего поэта, который отлично понимает, как живёт и чувствует маленький человек.
Радость и ликование

    Я проснулся поутру —
    Пляшет солнце на ветру!

сменяются в нём обидой,

    Я ушёл в свою обиду
    и сказал, что я не выйду.

иногда он болеет,

    Что-то мне тяжко,
    болит голова.
    Похудела рубашка,
    висят рукава…

испытывает страх,

    Я боюсь,
    и лес боится —
    замирает
    и таится…

а иногда к нему приходит какое-то совсем непонятное чувство, как, например, в стихотворении «Вперёдсмотрящий»:

    Возьмите меня с собою,
    Возьмите,
    Ну что вам стоит!
    На этот большой корабль
    Возьмите меня с собою.

Ил. В.Чапли к стихотворению Э.Мошковской «Вперёдсмотрящий»

Ирина Токмакова сравнила стихи Мошковской с домом, в котором не заперты двери: «Этот дом без стен и крыши, открытый ветру, солнцу и дождю, людям, зверям и птицам, — её поэзия».

См. также: Мошковская, Эмма Эфраимовна
Мошковская Эмма (автор заметки — Ольга Корф)

16 апреля — 110 лет со дня рождения Николая Павловича АКИМОВА (1901-1968), русского режиссёра и художника.

Н.Акимов. Автопортрет, 1945 г.Этого человека называли «ренессансной личностью», так щедро и многообразно он был одарён: режиссёр, театральный художник, живописец, график (в том числе, книжный), организатор, педагог, оратор… Спектакли, созданные Николаем Акимовым, вошли в классику российского искусства, а сотрудничество с Евгением Шварцем подарило зрителям всех возрастов удивительные сказки: «Тень», «Дракон», «Обыкновенное чудо».
«Одно время учёные люди решили, что детям сказки не нужны, — писал Н.Акимов. — Но сказка осталась, а от учёности тех, кто со сказкой боролся, ничего не осталось. Дети снова получили сказку в книге и на сцене и даже стали делиться ею со взрослыми».
В Ленинградском театре Комедии, которым много лет руководил Николай Павлович, ставились пьесы разных драматургов — и классических, и современных. Но Шварц был любимым. Кто знает, может быть, ни «Тень», ни «Дракон» вообще не появились бы на свет, если бы не убедительное слово и созидательный талант Николая Акимова…

Н.Акимов. «Тень». Макет декорации, 1960 г.
См. также: Акимов, Николай Павлович
АКИМОВ, НИКОЛАЙ ПАВЛОВИЧ
АКИМОВ Николай Павлович

16 апреля — 95 лет со дня рождения Евгения Павловича БРАНДИСА (1916-1985), русского писателя, критика, литературоведа, библиографа.

Евгений Брандис. ФотографияЛистая новейшие словари, посвящённые зарубежным детским писателям, кроме понятной досады, испытываешь чувства почти ностальгические, когда вспоминаешь о той колоссальной работе, которую в одиночку осилил Евгений Брандис при создании книги «От Эзопа до Джанни Родари».
Если подходить к делу добросовестно и ответственно, то и спустя четверть века со времени последнего издания справочник, родившийся в условиях жестокого идеологического давления, может оказаться полезным и в чём-то даже незаменимым. Для этого нужно всего-навсего любить своё дело и отдаваться ему целиком и полностью, как это делал Евгений Павлович Брандис.
У него было две любви, два главных увлечения в жизни: детская литература и научная фантастика. Ещё в 1960-е годы он писал о необходимости авторитетной Энциклопедии детской литературы: «Автор этих строк в книге «От Эзопа до Джанни Родари. Обложка книги Евг.Брандиса «Рядом с Жюлем Верном». Оформл. Е.АносоваЗарубежная литература в детском и юношеском чтении» сделал только первоначальную робкую попытку систематизировать и оценить имеющиеся у нас лучшие издания. В полном объёме такая работа не по силам одному человеку. Сравнительно просто разобраться в том, что уже имеется в переводах, и куда труднее дать представление о реальных богатствах мировой детской литературы.
Её история ещё не написана и написана будет нескоро».
Не написана она и по сей день — во всяком случае, по-русски. И что-то не видно на горизонте новых брандисов, способных одолеть поставленную задачу.
Остаётся с благодарностью и почтением вспоминать многолетний кропотливый труд Евгения Павловича, в очередной раз возвращаясь к его книгам о Жюле Верне («Вперёдсмотрящий», «Рядом с Жюлем Верном» и др.), Иване Ефремове («Через горы времени», в соавт. с В.Дмитревским), многочисленным статьям о Ф.Рабле, Дж.Свифте, Ч.Диккенсе, А.Дюма и любимых фантастах.

См. также: Брандис, Евгений Павлович
Евгений Харитонов. БРАНДИС Евгений Павлович (1916-1985)
Евгений Павлович Брандис

Юрий Кушак. Фотография19 апреля — 75 лет Юрию Наумовичу КУШАКУ (р. 1936), русскому поэту, прозаику, переводчику.

Прежде всего, Юрий Кушак — поэт. Причём стихи его, по словам Эдуарда Успенского, «самого элитного класса»:

    Сорок сорок
    Для своих сорочат
    Сорок сорочек,
    Не ссорясь, строчат.
    Сорок сорочек
    Прострочены в срок —
    Сразу поссорились
    Сорок сорок.

Ил. Е.Монина к стихотворению Ю.Кушака «Новый зонтик»Успенскому вторит Михаил Яснов: «Весёлая фамилия Юрия Наумовича всегда у меня ассоциировалась с не менее весёлыми именами нашей детской поэзии — с Маршаком или Хармсом. И так же, как у них, его стихи — это товар редкий, штучный. Каждое слово выверено, каждый образ внезапен и нередко просто поражает воображение:

    В зимних сумерках
    Деревня.
    В синем инее
    Деревня.
    Словно маленький зверёк,
    На трубе
    Стоит
    Дымок.

Удостоился похвалы Юрий Кушак и от патриарха нашей детской поэзии Сергея Михалкова: «Мне кажется, — изрёк патриарх, — поэт не подражает никому из предшественников, а по-своему продолжает сделанное нами и нашими ближайшими последователями».
Суммируя авторитетные мнения, подведём итог: Юрий Наумович Кушак — поэт, и поэт во всех отношениях превосходный.
Но не будем забывать и о том, какой превосходный он переводчик. Благодаря ему, по-русски зазвучали стихи, изначально написанные на татарском, казахском, туркменском, чувашском, башкирском, осетинском, кабардинском, даргинском, чукотском, цыганском языках.
Не так давно поэт нашёл себе новое занятие. Он — составитель и главный редактор многотомной серии книг «Антология сатиры и юмора России XX века».

См. также: Писатели о себе: КУШАК ЮРИЙ НАУМОВИЧ
Юрий Кушак
Юлия Просалкова. Талант бесспорный

21 апреля — 195 лет со дня рождения Шарлотты БРОНТЕ (1816-1855), английской писательницы.

Шарлотта Бронте. ПортретНа долю старшей из сестёр Бронте выпало пережить всех своих родных. Гениальная Эмили и трогательная Энн покинули этот мир совсем молодыми, оставив после себя скромное (по объёму, но не по значению) литературное наследство. За неполные сорок лет жизни Шарлотта успела сделать больше, чем обе они вместе взятые.
Её романы пользовались огромным успехом в викторианской Англии: «Городок», «Учитель», «Шерли»… Но прежде всего и больше всех — «Джейн Эйр». Подобно «Грозовому перевалу» Эмили Бронте, эта книга представляет собой одну из загадок английской литературы. В сущности, обычная парафраза на тему сказок о Золушке, «Джейн Эйр» вот уже полтора века не оставляет равнодушными читателей всего мира.
Кадр из многосерийного телефильма «Джейн Эйр». Реж. Дж.Эмьес. Великобритания, 1983. В главной роли — Зила КларкРоман «с глубоким почтением» посвящён Уильяму Теккерею — в знак благодарности за то, что великий писатель одним из первых оценил по достоинству дарование Шарлотты Бронте и даже пролил над историей бедной гувернантки немало искренних слёз. Именно Теккерей оставил нам достоверный портрет замечательной писательницы, во многом схожей характером со своей героиней: «Помню трепетное, хрупкое созданье, маленькую ладонь, большие честные глаза. Пожалуй, главной чертой её характера была пылкая честность. Помнится, она дважды призвала меня к ответу за то, в чём усмотрела отступление от принципов… Хоть лондонская жизнь была ей внове, она вошла в неё, ничуть не поступившись своим независимым, неукротимым духом, она творила суд над современниками, с особой чуткостью улавливая в них заносчивость и фальшь. Она мне показалась очень чистым, возвышенным и благородным человеком. В её душе всегда жило великое, святое уважение к правде и справедливости».

См. также: Бронте, Шарлотта
Шарлотта Бронте (Charlotte Brontë)
Шарлотта Бронте. Джен Эйр

23 апреля — Всемирный день книги и авторского права.

Отмечается по решению ЮНЕСКО с 1969 года.


23 апреля — 80 лет Вениамину Николаевичу ЛОСИНУ (р. 1931), русскому художнику, иллюстратору детских книг.

Вениамин Лосин. ФотографияКоллеги-художники по-хорошему завидуют Лосину. Во-первых, он всё знает, что совершенно освобождает его от необходимости рисовать с натуры, — у него «замечательная подкорковая память», уверяет Анатолий Иткин. А во-вторых — всё умеет. Вот Николай Устинов сам признаётся, что терпеть не может рисовать всякую технику, а Лосин — рисует, и здорово! Глядя на его «картинки», невольно думаешь, что художнику всё даётся легко. Машины? Пожалуйста. Животные? Сколько угодно. Портрет? Вспомните хотя бы Дениску Кораблёва… Исторические сюжеты? Да кому же, как не Лосину!.. Сказочные? Тоже можно. Пушкин и Некрасов, Маяковский и Гайдар, Катаев и Могилевская, Носов и Драгунский, Губарев и Прокофьева, Заходер и Коваль — всё по плечу художнику Лосину. Недаром Май Митурич называл его «последним богатырём».
«Конечно, рисуя разные книжки, он разный, — говорит всё тот же Устинов, — но узнаётся сразу, и ни на кого не похожий голос его слышен издалека».
Впрочем, даже у богатырей и мастеров на все руки бывают особые удачи. К лучшим работам Вениамина Николаевича и крупнейшим достижениям отечественной книжной графики, без сомнения, относятся его иллюстрации к «Денискиным рассказам». Героя Виктора Драгунского Лосин изобразил так «похоже», что в связке «писатель—художник» эти два имени теперь неразделимы.

Ил. В.Лосина к русской народной сказке «Хаврошечка» Ил. В.Лосина к русской народной сказке «Гуси-лебеди» Ил. В.Лосина к рассказу В.Драгунского «Рыцари» из цикла «Денискины рассказы»
Здесь будет уместно ещё раз вспомнить слова Николая Устинова, который сказал: «Мне нравится, как Лосин рисует детей — они лохматые, не всё у них впопад, “ничто человеческое им не чуждо”, но активные и любопытные, как щенки, и очень достоверные. Мне нравится, как он рисует им лица, руки, одежду (она у него тоже делает характер). Рук в карманы и ног в траву он не прячет; что выразительно по природе, он использует… <…>
Мне очень симпатична солнечная, жизненная сила его ярких, порою балаганно-пёстрых рисунков».

См. также: Вернисаж: ЛОСИН ВЕНИАМИН НИКОЛАЕВИЧ
Вениамин Лосин

30 апреля — 85 лет со дня рождения Юрия Дмитриевича ДМИТРИЕВА (наст. фамилия — Э д е л ь м а н; 1926-1989), русского писателя, популяризатора научных знаний.

Юрий Дмитриев. Рис. А.Райхштейна из книги Ю.Дмитриева «Здравствуй, белка! Как живёшь, крокодил?»Объективности ради, а не только из вредности, надо сказать, что Юрий Дмитриев не всегда писал о природе и о животных. Роясь в библиотечном каталоге, нет-нет да и наткнёшься между всеми этими белками, бобрами и крокодилами то на рассказы о Котовском, то о Камо, то о Фрунзе, то на книжечку о Дзержинском («Первый чекист»), а то и о Ленине («За одно его дыхание»).
Об этом красноречивом факте нельзя умолчать хотя бы для того, чтобы у читателей не возникало сомнений: нет, это не другой Дмитриев, не тёзка и не однофамилец, а тот самый Юрий Дмитриевич Дмитриев, который написал «Большую книгу леса» и «Твою Красную книгу», четырёхтомник «Соседи по планете» и «Здравствуй, белка! Как живёшь, крокодил?». Если не верите, можете заглянуть в литературные справочники.
Впрочем, сегодня вряд ли кому придёт в голову переиздавать книжки про Ленина и Дзержинского, а вот многочисленные сказки, рассказы и повести Дмитриева о не подверженных идеологической конъюнктуре белках, бобрах и крокодилах за минувшие годы и десятилетия не потеряли ни грамма своей актуальности. И это лишь подтверждает справедливость слов великого английского зоолога Джеральда Даррелла: «…книги, посвящённые удивительному миру животных, миру наших соседей по планете, книги, которые помогают людям заинтересоваться окружающей природой и заставляют их почувствовать неотложную необходимость её сохранения, гораздо важнее, чем многие книги на другие темы. Особенно если книги хорошие. Такие, как книги Юрия Дмитриева».

См. также: Юрий Дмитриевич Дмитриев
Дмитриев (Эдельман) Юрий Дмитриевич
К 85-летию Юрия Дмитриевича Дмитриева



© Идея и содержание: РГДБ
Разработка: brainhouse.ru
Победитель конкурса Rambler's Top100 Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru