Январь 2011 года

21 января 2011

8 января — 120 лет со дня рождения Соломона Яковлевича ЛУРЬЕ (1891-1964), советского филолога, историка античности, автора научно-популярных книг.

С.Я.Лурье. ФотографияСоломон Яковлевич Лурье сам определил своё место в детской литературе: «В свободное от научной работы время я пишу детские книги, в которых в доступном виде стараюсь изложить результаты моей научной работы». Остаётся только добавить: в тот час, когда историк, филолог и любимец студентов С.Я.Лурье превращался в детского писателя, результаты его работы превращались в приключения, путешествия, человеческие отношения, открытия и находки.
Если учесть, что самая знаменитая книга Соломона Яковлевича была впервые опубликована в 1930 году, нетрудно догадаться, кто в этом «виноват». Разумеется, Самуил Яковлевич Маршак. Знаток античности Лурье предполагал просто опубликовать небольшую заметку о расшифровке папирусов в детском журнале «Ёж». Но воспитатель и собиратель новых талантов, мастер Ил. Б.Белова к рассказу С.Лурье «Письмо греческого мальчика»книготворчества Самуил Маршак, который возглавлял в Госиздате все детские проекты, потребовал «продолжения и развития». Получилось «Письмо греческого мальчика» — небольшая книжка для младших школьников, которая была и остаётся образцом научно-художественной детской литературы. Вслед за историей капризного и лукавого мальчишки Феона, жившего 1700 лет назад, появились другие повествования о жизни древнего мира, рассчитанные уже на ребят постарше: «Заговорившие таблички», «Неугомонный» и, наконец, «Путешествие Демокрита» — книга, которую Соломон Яковлевич написал совместно со своим учеником М.Н.Ботвинником.
Некоторые из этих работ переизданы в начале 2000-х в новой серии «Учёные России — детям», начатой издательством «МК-Периодика». Издатели абсолютно правы: книги настоящих учёных особенно актуальны, «когда школам предложен не один десяток учебников, вразнобой трактующих вопросы отечественной и мировой истории».

См. также: Лурье Соломон Яковлевич
ЛУРЬЕ Соломон Яковлевич

8 января — 65 лет Михаилу Давидовичу ЯСНОВУ (р. 1946), русскому поэту, переводчику.

Михаил Яснов. Фотография

Фамилия Яснов очень подходит детскому писателю Яснову. Его книжки устроены так, как будто все тучи разошлись, холодный дождик кончился, солнышко выглянуло, и всё вокруг стало цветным и добрым. А главное — интересным. Потому что даже в самом коротеньком стихотворении обязательно что-то происходит, что-то меняется или неожиданно звучит. Почти забытое словосочетание «художественный образ» можно смело поставить эпиграфом к любой странице стихов Михаила Яснова:

    Вот как я семью нарисовал:
    Мама — круг,
    А бабушка — овал,
    Папа — треугольник,
    Младший братик —
    Этот замечательный квадратик.
    Как же я себя изображу?
    По бумаге перышком вожу,
    То туда вожу им,
    То обратно я —
    Получилось что-то непонятное:
    Уголки,
    Неровные края…
    Мама, неужели это я?

Отвечая на вопросы нашей анкеты (см.: Писатели о себе: Яснов Михаил Давидович), поэт признался, что давно «ушёл на свободу», то есть не занимает никакой должности. «С тех пор, — пишет он, — с 1970 г. — ни дня не служил. Чем и горжусь».
Вот с этим хочется не согласиться и даже позволить себе некоторый пафос: уж если кто и служит у нас общему и невероятно трудному делу детской литературы, так это Михаил Обложка книги М.Яснова «Мамонт, папонт и остальные». Худож. Е.БлиноваЯснов. Он не просто издаёт множество собственных поэтических сборников — например, такие удачные книжки, как «Детское время» или «Собиратель сосулек». Он не только замечательно переводит для наших читателей иноязычные стихи — здесь можно вспомнить целое созвездие французской лирики (см.: Стихи французских поэтов для детей) или стихотворный цикл Мориса Карема «Кошки-мышки». Он не только самым активным образом сотрудничает с лучшими детскими журналами. Вокруг этого человека чем дальше, тем уверенней закручивается целая маленькая галактика литературной молодёжи, тех будущих или уже настоящих писателей, которые относятся к детской литературе, как к серьёзному искусству.
Всего полтора года назад вышел составленный Михаилом Ясновым сборник молодых поэтов «Я иду в школу» (см.: Подробно: Первый раз в первый класс, или Об искусстве делать подарки), вслед за ним — сборник рассказов, стихов и сказок под названием «Как хорошо», и список этих «отеческих» заслуг можно было бы продолжить с большой благодарностью.
А если вспомнить, что кроме творчества для детей в жизни поэта Яснова есть собственные взрослые стихи, а также переводы из Шенье, Бодлера, Верлена, Аполлинера и Рембо, которые считаются едва ли не лучшими в современной отечественной литературной практике, вывод напрашивается совсем простой: лучший подарок к своему юбилею Михаил Яснов сделал себе сам. Он очень талантливый человек в полном расцвете сил.

См. также: Яснов, Михаил Давидович
Яснов Михаил Давидович
Яснов Михаил (автор заметки — Ольга Корф)

10 января — 115 лет со дня рождения М.ИЛЬИНА (псевд.; наст. имя и фамилия — Илья Яковлевич М а р ш а к; 1896-1953), русского советского писателя, мастера научно-популярной детской литературы.

Старинная книга — псалтырь. Ил. из книги М.Ильина «Который час?»Старшим братом Ильи Яковлевича Маршака был Самуил Яковлевич Маршак. Когда случилась беда, именно он, старший брат, помог тяжело заболевшему инженеру-технологу обрести новую профессию и новый интерес в жизни. Наверное, тонкое чувство слова было Китайский «огненный будильник». Ил. из книги М.Ильина «Который час?»у Маршаков в роду. Иначе как объяснить, что автор, «засекреченный» под псевдонимом «М.Ильин», стал не только умелым рассказчиком, но одним из зачинателей нового жанра — научно-публицистической, научно-художественной литературы для детей.
Старинные часы на Спасской башне в Кремле. Ил. из книги М.Ильина «Который час?»В основе его успеха было два принципа: конкретность в постановке вопроса и уверенность в том, что знание как таковое необходимо человеку для жизни. Достаточно перечислить названия его лучших книг, и эти названия всё скажут сами за себя: «Сто тысяч почему», «Рассказы о вещах», «Рассказы о книгах», «Солнце на столе», «Как автомобиль учился ходить» и т.д.
Паровая машина. Ил. из книги М.Ильина «Завод-самоход»Эти тексты, иногда менявшие заголовки и соединявшиеся в сборники, серьёзно отличаются от большинства «энциклопедий», заполонивших нынешний рынок детской литературы. Без «ужимок и прыжков», спокойно, уверенно, толково они отвечают на вопросы, которые не способны устареть: «Почему вода не горит?», «Бывает ли у огня тень?»… А когда читатель «пойман», умный рассказчик начинает излагать историю предмета, его родословную, используя реальные вещи и ситуации лишь как отправную точку. Микроскоп. Ил. из книги М.Ильина «Искусственный глаз» Именно поэтому лучшие книги Михаила Ильина, написанные семьдесят-восемьдесят лет назад, имеют полное право встретиться с современными детьми (см.: Образцовые научно-популярные книги: Ильин М. Рассказы о вещах).
Аэроплан. Ил. из книги М.Ильина «Завод-самоход»Справедливости ради следует признать, что иногда специфика жанра не выдерживала масштабов замысла. По совету Горького, Илья Яковлевич вместе со своей женой писательницей Еленой Сегал создал нечто совсем редкое — историю культуры и цивилизации, пересказанную для детей. Толстый том с характерным названием «Как человек стал великаном» впервые вышел в свет в 1940 году, а потом активно дорабатывался и переиздавался. Но попытка объять необъятное заметно уступала кратким, лёгким и живым работам ранних лет.

См. также: М. Ильин
Илья Яковлевич Маршак (М. Ильин)


12 января — 135 лет со дня рождения Джека ЛОНДОНА (1876-1916), американского писателя.

Джек Лондон. ФотографияСтатистика утверждает, что в середине XX века в Советском Союзе Джек Лондон занимал первое место среди зарубежных писателей по количеству изданий и объёму тиражей. Причины этого отследить совсем не сложно: самородок и самоучка, поднявшийся из низов, прочитавший Маркса, написавший про волю к жизни и, наконец, разочаровавшийся в прелестях буржуазного мира, был прекрасным претендентом на роль «прогрессивного писателя». Если, конечно, трактовать всё вышесказанное с одной стороны.
Но у этого человека никогда не было «одной стороны». Ещё мальчишкой, влюблённым в море, он был то «устричным пиратом» (то есть, попросту воришкой), то членом рыбачьего патруля против браконьеров. Совсем молодым запил с горя, но быстро взял себя в руки и даже написал «антиалкогольную» книжку «Джон Ячменное зерно». Да что говорить: его самый знаменитый роман «Мартин Иден» рассказывает о человеке, который кончает с собой на вершине всего — славы, свободы, богатства.
Ил. П.Пинкисевича к роману Дж.Лондона «Мартин Иден»Постоянно и неизменно в творчестве этого яростного писателя только одно: он реалист и романтик в одном лице. Именно поэтому книги Джека Лондона были написаны и до сих пор воспринимаются остро, «на разрыв». Именно поэтому переполненная событиями личная его биография читается иногда с большим напряжением, чем его литературные произведения.
Произведений много. Они неравнозначны. Самые сильные могли бы встать в один ряд с выдающимся рассказом, уже упомянутым. «Воля к жизни» (в другом переводе — «Любовь к жизни») — это когда ты почти умираешь, но ползёшь. А рядом с тобой из последних сил ползёт голодный волк. У волка — зубы. У человека — воля и тоже зубы. Побеждает человек.

См. также: О писателях: ЛОНДОН ДЖЕК
Джек Лондон
Джек Лондон. Юношеские стихи (пер. с англ. М.Лукашкиной)
Чтение для души: Приключения: Лондон Д. Сердца трёх

14 января — 125 лет со дня рождения Хью (Джона) ЛОФТИНГА (1886-1947), английского писателя.

Хью Лофтинг. ФотографияЭтот джентльмен, предпочитавший элегантные костюмы и модные фасоны шляп, прожил достойную, полезную и, в конечном итоге, удачную жизнь. Выучился на инженера, успешно работал, обзавёлся семьёй… Правда, в этот момент началась первая мировая война и, выполняя свой долг, ирландский гвардеец Хью (Джон) Лофтинг отправился на фронт. Но судьба его пощадила, он остался жив и, кроме того, сидя в окопах, приобрёл новую профессию. Как оказалось потом — главное и подлинное своё призвание.
Если собрать вместе всех людей, которые стали детскими писателями благодаря собственным детям, получится не рота, не батальон, а целый полк. Или даже армия! Вот и солдат Лофтинг просто писал своему сыну и дочери «специальные» письма с войны — выдумывал всякие забавные приключения всяких забавных персонажей, чтобы детям было не так страшно и грустно.
После войны семья Лофтингов переехала из Англии в Америку и через некоторое время уцелевшие «военные» письма показали местному издателю. Тот пришёл в неописуемый восторг, и уже в 1920 году на свет появилась «История Доктора Дулитла» — история доброго доктора, который лечит не людей, а зверей, но зверей очень симпатичных и говорящих.
Найдутся люди, которые изумлённо поднимут брови: какой ещё Дулитл?! Это же Айболит!
Не торопитесь. История «взаимоотношений» этих двух докторов, их авторов и многочисленных исследователей творчества Хью Лофтинга и Корнея Чуковского — это совсем отдельная и непростая история. На нашем сайте мы посвятили ей особый разговор (см.: Любимые герои: АЙБОЛИТ). А сейчас перед нами только Лофтинг, который сразу после выхода первой своей книги стал чрезвычайно знаменит, написал дюжину продолжений, все издания всегда иллюстрировал исключительно сам, разъезжал с выступлениями для детей, а также взрослых и, по слухам, даже отчаянные ковбои затихали, как сытые младенцы, когда мистер в элегантном костюме читал им о приключениях Доктора Дулитла.
Были у писателя Лофтинга и другие книги. Например, на русский язык переведена повесть в стиле фэнтези «На закате волшебства». Но это так, к слову. Детская литература, театр и кинематограф полюбили сразу и помнят до сих пор именно звериного доктора — доброго, весёлого и смешного.

Ил. Х.Лофтинга к собственной сказке «История доктора Дулитла»

См. также: Hugh Lofting (англ.)
Наталья Михайлова. Подлинная история доктора Дулиттла

14 января — 100 лет со дня рождения Анатолия Наумовича РЫБАКОВА (1911-1998), русского писателя.

Анатолий Рыбаков. ФотографияТакого литературного жанра официально не существует, но книги, написанные таким способом, есть всегда. Это воспитательно-приключенческие книги. То есть, пока персонажи попадают в переделки, раскрывают тайны и находят сокровища, автор настойчиво — очень настойчиво! — объясняет читателю, что правильно, а что неправильно в этой жизни. Такие книги бывают весьма популярны, когда о «правильности» существует единое мнение. Но если это мнение меняется, приключения, погони и схватки потихоньку утрачивают своё обаяние.
Появившаяся в 1948 году книга Анатолия Рыбакова «Кортик» была любима совершенно искренней читательской любовью (см.: Чтение для души: Приключения: Рыбаков А.Н. Кортик). Её герои, первые советские пионеры, ещё застали отголоски непримиримой классовой борьбы и при этом были участниками таких романтических событий, что им мог бы позавидовать сам «пятнадцатилетний капитан». Долгожданное продолжение под названием «Бронзовая птица» появилось почти через десять лет Ил. А.Тамбовкина к повести А.Рыбакова «Кортик»и тоже пользовалось успехом. Одноимённые фильмы, снятые «очень близко к тексту», ещё долго с удовольствием показывало телевидение.
Следующая литературная работа Анатолия Рыбакова была адресована старшим подросткам и юношеству. Это большая трилогия о жизни вполне положительного молодого современника Сергея Крашенинникова, по прозвищу Крош: «Приключения Кроша», «Каникулы Кроша», «Неизвестный солдат». Здесь сюжетная интрига настолько подчинилась воспитательной задаче, что читатели, ожидавшие от известного писателя новых захватывающих событий, потихоньку отступили в сторону. Но книга не затерялась во времени: сейчас, на волне ностальгии по близкому прошлому поучительная трилогия издаётся и даже переиздаётся издательством «Эксмо» (2008, 2009, 2010).
Самые серьёзные и знаменитые произведения А.Н.Рыбакова (романы «Дети Арбата», «Прах и пепел», «Страх» и др.) находятся вне сферы детского чтения.

См. также: Рыбаков, Анатолий Наумович
РЫБАКОВ, АНАТОЛИЙ НАУМОВИЧ

24 января — 235 лет со дня рождения Эрнста Теодора Амадея ГОФМАНА (1776-1822), немецкого писателя, композитора, художника.

Эрнст Теодор Амадей Гофман. Портрет

О волшебном нельзя кричать во весь голос. Нельзя дразнить «другое» и хватать неизведанное грубыми руками. Оно не простит. Может быть, самое поразительное качество Эрнста Теодора Амадея Гофмана заключалось в том, как виртуозно удавалось ему переходить из одного мира в другой, то проникая сквозь тонкую шкурку реальности в дебри невероятного, то возвращаясь назад — к мундирам, званиям, рождественским ёлкам, улицам городов и сельским пейзажам.
Как девочка Мари впервые почувствовала, что Щелкунчик — не просто кукла? О, это можно было вовсе не заметить, потому что только отблеск света пробежал по его выпуклым глазам, пробежал и тут же исчез. А крошка Цахес? Вот он, противный, мерзкий, злобный, бессловесный, кувыркается в зелёной траве, а мимо идёт фрейлен Розеншён, «барышня из близлежащего богоугодного заведения». Сразу сказать, что она на самом деле фея? Ни за что! Ещё всякие неожиданности будут случаться на нескольких страницах, ещё автор подробно поведает нам, какие великолепные розы умеет выращивать очаровательная фрейлен и какие у неё, к сожалению, проблемы с генеалогическим древом, и только потом — потто-о-о-ом! — мы, как будто ненароком, узнаем, что перед нами — «всемирно известная фея Розабельверда». И дело тут не в романтическом многословии двухвековой давности. Это просто способность удержать в луче света всё то, что люди привыкли называть тайной.
Герои Гофмана не умеют и не хотят прозябать «на поверхности». Оживают игрушки и даже овощи («Королевская невеста»); рукописи грамотного кота Мурра так перемешиваются с бумагами его хозяина, что одна и та же жизнь поворачивается вдруг разными своими сторонами; мечтательный Ансельм в сказке про золотой горшок без труда понимает, что золотистая змейка с голубыми глазами на самом деле — прелестная девушка Серпентина; и только один поэт Бальтазар способен сквозь любые чары разглядеть ужимки злобного Цахеса, потому что для поэтического взгляда на мир пределов нет.
И пределов во времени — тоже. Достаточно взять в руки сказку Гофмана «Щелкунчик и Мышиный Король», которую проиллюстрировала Ника Гольц, и вам покажется, что прелестная сказка и невесомые, воздушные образы художника родились в один день.

Ил. Н.Гольц к сказке Э.Т.А.Гофмана «Щелкунчик и Мышиный Король» Ил. Н.Гольц к сказке Э.Т.А.Гофмана «Щелкунчик и Мышиный Король»
См. также: О писателях: ГОФМАН ЭРНСТ ТЕОДОР АМАДЕЙ
Гофман, Эрнст Теодор Амадей
ГОФМАН, ЭРНСТ ТЕОДОР АМАДЕЙ

28 января — 80 лет со дня рождения Анатолия Зиновьевича ИТКИНА (р. 1931), русского художника, книжного графика.

Анатолий Иткин. ФотографияДва очень важных качества всегда сочетаются в работах Анатолия Иткина: историческая точность и свобода авторского взгляда. Меняются страны, меняются эпохи, меняется жанр литературного произведения, но каждый раз художник находит путь именно в тот мир, где живут литературные герои. Только за последние десять лет появилось множество книг, похожих и одновременно непохожих друг на друга, как бывают непохожи дети одной семьи. «Детские годы Багрова-внука» С.Т.Аксакова смотрятся не так, как «Детство Никиты» Алексея Толстого; для волшебных сказок Шарля Перро или «Серебряных коньков» М.М.Додж у художника тоже нашёлся особый взгляд. А ещё Жюль Верн, Герберт Уэллс, Виктор Гюго…
Ил. А.Иткина к повести М.М.Додж «Серебряные коньки»Но, может быть, самые счастливые отношения сложились с Александром Сергеевичем Пушкиным. С тех пор как появились книги о жизни поэта, проиллюстрированные Иткиным («Юность Пушкина» А.Слонимского, «В садах лицея» Л.Рубинштейна, сборник «Рассказы о Пушкине»), стало казаться, что туман давнего времени рассеялся, и мы лучше видим то, что было. Исследователи говорят: «ретроспективное мышление». А.Иткин. «Прогулка лицеистов». Серия «Юность Пушкина»Сам Анатолий Зиновьевич откровенно улыбается в одном из интервью: «…у меня глаза на затылке». Какими зоркими должны быть эти глаза, если художнику удалось найти образное сопровождение чуть ли не для всей русской классики: для Карамзина, Вяземского, Лермонтова, Тургенева, Толстого… Есть даже книга, которую Анатолий Иткин сам специально составил для детей и, разумеется, украсил иллюстрациями. Это сборник пушкинских стихов под названием «Лирика», где можно встретить самого поэта, портреты его друзей, где художник постарался «наполнить пейзаж корабликами, спешившимися всадниками, облаками и роскошными кронами деревьев».
К сожалению, о творчестве А.З.Иткина пишут нечасто, но на нашем сайте в разделе «Вернисаж» есть небольшая заметка, которая может оказаться интересной (см.: ИТКИН АНАТОЛИЙ ЗИНОВЬЕВИЧ).

См. также: Иткин Анатолий Зиновьевич
Работы Анатолия Иткина — на выставке в музее Пушкина


© Идея и содержание: РГДБ
Разработка: brainhouse.ru
Победитель конкурса Rambler's Top100 Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru