Ноябрь 2010 года

31 октября 2010

Эдуард Багрицкий. Фотография3 ноября — 115 лет со дня рождения Эдуарда Георгиевича БАГРИЦКОГО (наст. фамилия — Д з ю б и н; 1895-1934), русского поэта, переводчика, драматурга.

Поэтическая биография Эдуарда Багрицкого делится не на разные периоды, как положено в истории литературы, а на два «способа» творчества. О первом он писал так: «События мало волновали меня. Я старался пройти мимо них». Второй способ поэт характеризует диаметрально противоположным образом: «…услышать голос времени и по мере сил вогнать его в свои стихи». Вот и получились, с одной стороны, сочинения про механиков, чекистов, рыбоводов, геологов, программная поэма под названием «Смерть пионерки», а с другой стороны… Такого звонкого и абсолютного романтика не было среди поэтических ровесников Багрицкого. Да и потом не было. Эти строчки, как будто сочинённые на ветру, запоминаются сами, даже когда их совершенно об этом не просишь:

    По рыбам, по звёздам
             Проносит шаланду:
    Три грека в Одессу
             Везут контрабанду.
    На правом борту,
             Что над пропастью вырос:
    Янаки, Ставраки
             Папа Сатырос…

Ну, что ж, эпоха «тематической» поэзии, к счастью, миновала, а лихие «Контрабандисты» остались. Остался «Арбуз» с нарисованным сердцем и «Птицелов» по имени Дидель, которого Багрицкий сочинил в 1918 году. И никакая теория с историей никогда не смогут объяснить, почему человек, окружённый реальной бедой, может написать: «…И пред ним, зелёный снизу / Голубой и синий сверху, / Мир встаёт огромной птицей, / Свищет, щёлкает, звенит…»

См. также: Эдуард Георгиевич Багрицкий
Русские поэты о море. Багрицкий Эдуард Георгиевич

3 ноября — 70 лет Валерию Андреевичу ДМИТРЮКУ (р. 1940), русскому художнику, иллюстратору детских книг.

Ил. В.Дмитрюка к стихотворению Б.Заходера «По правде говоря»Ил. В.Дмитрюка к книжке-картинке А.Эппеля «Шторм!!!»Художник Валерий Дмитрюк иллюстрировал книги очень многих известных детских писателей: Чуковского, Маршака, Заходера… Рисовал знаменитого капитана Врунгеля из весёлой повести Андрея Некрасова и микроба Федю, которого придумал Григорий Остер. Но, пожалуй, самым удачным получился союз с Эдуардом Успенским. Достаточно посмотреть на обложку сборника, изданного в 1999 году, и сразу появятся два желания: улыбнуться от уха до уха и быстренько заглянуть внутрь книжки, которая выглядит и называется самым лихим образом — «Рыжий! Рыжий! Конопатый!».
А вот Незнайке Николая Носова не очень повезло (во всяком случае, нам так кажется). Иллюстрации, конечно, большие и яркие, даже пёстрые, но вот сам Незнайка и его друзья какие-то ненастоящие, неживые — размашистые куклы с нарисованными физиономиями. Очень обидно.

См. также: Художник Валерий Дмитрюк

4 ноября — 100 лет со дня рождения Николая Ивановича ДУБОВА (1910-1983), русского писателя.

Вряд ли у этого хорошего писателя найдётся сейчас много преданных читателей. Ничего развлекательного в книгах Дубова нет. Главные герои не только не летают на метле, но, напротив, живут, как правило, трудной, обидной, совершенно реальной жизнью. А «хуже всего» то, что над этими книгами неизбежно приходится думать, искать ответ на вопрос «как поступить?» и — «зачем плохие люди».
Рис. В.Юдина к повести Н.Дубова «Мальчик у моря»Именно об этом спрашивает себя маленький рыбацкий сын Сашук, герой повести «Мальчик у моря», которая почти полвека назад сделала писателя Дубова знаменитым и любимым. Дело в том, что Николай Иванович Дубов, сын рабочего и сам в юности — рабочий, ещё в 60-е годы советского века принялся писать о трагичности того, что происходит вокруг. Одну свою повесть он назвал «Сирота», другую — «Небо с овчинку». Его мальчишки, подростки и юноши в книгах для тех же самых «мальчишек и подростков» выживали и оставались нормальными, честными людьми не благодаря, а вопреки окружающей действительности. Они черпали силы не в отвлечённых идеях, а в человеческих поступках обычных взрослых, не совершивших никакого подвига, кроме разве что одного — не стать подлецом или безвольной тряпкой.
Самой сильной книгой Николая Дубова заслуженно считается повесть «Беглец». В наши дни трагическая история второгодника из семьи дорожных рабочих, сильно пьющих и нечистых на руку, может показаться актуальной исключительно по внешним признакам. Но это не так: все проблемы, по Дубову, встают и решаются не снаружи, а внутри человека. Измученный тяжким бытом, обманутый собственным отцом «беглец» Юрка на самом деле вдруг получает возможность сбежать от всего этого ужаса и устроить свою жизнь по-другому. Но он возвращается в несчастную родительскую семью, отчётливо понимая: больше некому. Ведь бежишь только ради себя. А возвращаешься, чтобы помочь.
Много лет назад одна юная читательница написала Николаю Дубову: «Знаете, за что я Вас полюбила? За то, что Вы уважаете детей».

См. также: Дубов, Николай Иванович
Произведения Н.Дубова

8 ноября — 85 лет Николаю Андреевичу ВНУКОВУ (р. 1925), русскому писателю.

Обложка книги Н.Внукова «Тот, кто называл себя О.Генри». Худож. Ю.КиселёвСвою пишущую машинку Николай Андреевич Внуков назвал однажды «машиной времени». Его книги говорят о том, что он искренне в это верит, приглашая всех нас увидеть собственными глазами то, что прошло, или то, чего не было.
Обложка книги Н.Внукова «Слушайте песню перьев». Худож. А.РейпольскийСреди многочисленных и очень «разнотемных» произведений писателя есть, например, книжка под названием «Путешествие не кончается», где папа с мальчиком Андреем, используя книжный шкаф как стартовую площадку, попадают то в Африку, то в гости к Тому Сойеру, то в осаждённый город Сталинград.
Повесть Николая Внукова «Слушайте песню перьев» — это история про писателя Сат-Ока, сына польской революционерки и вождя индейского племени. Название другой книги, также воспроизведённое здесь в качестве иллюстрации, говорит само за себя. Перед нами американец Уильям Сидни Портер, он же — прославленный сочинитель О.Генри, непревзойдённый мастер короткого рассказа.
А десять лет назад в возрасте весьма почтенном Николай Андреевич Внуков выпустил в свет одно из самых значительных своих произведений — огромный иллюстрированный биографический словарь «Великие путешественники», где уместилось 160 разных судеб, походов и открытий в разные времена во всех концах света (см.: Избранное: Познавательные книги: История географических открытий). Такую работу и вправду нельзя было сделать без машины времени.

См. также: Ещё о Н.Внукове

9 ноября — 125 лет со дня рождения Велимира (наст. имя — Виктор Владимирович) ХЛЕБНИКОВА (1885-1922), русского поэта, прозаика.

Велимир Хлебников. Портрет худож. Н.Кульбина, 1913 г. Велимир Хлебников. Автопортрет Велимир Хлебников. Портрет из книги В.Хлебникова «Избранное» (М. : Дет. лит., 1986)

Эти три портрета — попытка изобразить одного и того же человека. Выбирать «похожий» бесполезно, потому что уже почти сто лет не удаётся понять и объяснить, кто такой поэт Хлебников. Провидец? Философ? Блаженный? Трюкач от литературы? Предвестник новой функции человеческого слова? Ну и так далее.
Объективный факт заключается в том, что он — единственный.
То есть, разумеется, каждый поэт — единственный. Но «особость» Велимира Хлебникова не удаётся измерить ни литературными, ни человеческими параметрами; в том, как он прожил жизнь и что он «озвучил», знакомых законов нет.
Цитировать стихи Хлебникова бесполезно. Его строки не похожи друг на друга в сто раз больше, чем портреты: от простейших, почти назидательных четверостиший, до «шаманского бормотанья», взывающего к бессознательному.
Есть удобная примирительная версия: Хлебников — не поэт для читателей, а «поэт для поэтов». Маяковский с беспощадной прямолинейностью так и писал: «Его нельзя читать. Хлебников — поэт для производителей».
Пожалуй, это всё-таки слишком радикальная точка зрения и не стоит лишать новые поколения «просто читателей» встречи с удивительными стихами. Нужно только хорошо обдумать эту встречу. Вот, например, в 1986 году, отмечая столетие со дня рождения «будетлянина» и «Председателя земного шара», издательство «Детская литература» выпустило книгу «Избранное» с пламенной вступительной статьёй Вл.Смирнова. Произведения для этого сборника так умело и заботливо отобраны, что могут стать в отрочестве настоящим открытием, не только литературным. Нельзя забывать о человеке, который предлагал измерять человеческий труд в единицах ударов сердца, а о своих современниках писал в 1912 году: «Я не хочу, чтобы русское искусство шло впереди толпы самоубийц».

См. также: Мир Велимира Хлебникова
Стихи В.Хлебникова
Серебряного века силуэт... Велимир Хлебников

11 ноября — 110 лет со дня рождения Марии Ивановны БАБАНОВОЙ (1900-1983), русской актрисы.

Мария Ивановна Бабанова. Фотография В театре, где поднимается занавес и зрители рукоплещут с криками «браво!», Мария Бабанова сыграла всё, о чём только может мечтать актриса. Она была шекспировской Джульеттой, Дианой в «Собаке на сене», Ларисой у Островского, Раневской у Чехова и невероятно популярной Таней в прославленном спектакле по пьесе Алексея Арбузова.
Но оказалось, что совсем особенная слава ждала за порогом. Эта слава пришла, когда над всей страной, над огромным Советским Союзом зазвучал радиотеатр Марии Бабановой.
Тут был секрет. Конечно, зрители в обычном театре тоже слышали удивительный, ни на кого не похожий «хрустальный» бабановский голос. Но когда этот голос вырвался на свободу, сбросил с себя всю материальную, отвлекающую тяжесть декораций, интерьеров, костюмов, когда он один, сам по себе, начал играть в пространстве эфира… О, вот тогда случилось второе и, может быть, главное рождение актрисы Бабановой. Оно выразилось не только в перемене театральной площадки. Хрустальный голос выбрал свой путь, и Бабанова почти безраздельно ушла в сказку. Теперь она была девочкой Суок, Хозяйкой Медной горы, Маленьким принцем, лучшим на все времена Оле-Лукойе и самой настоящей, единственно верной Феей, снарядившей Золушку на бал.
Сохранилось письмо от человека, который в 1945 году на дальнем Севере, где-то в республике Коми, стоял посреди метели под репродуктором, прибитом к столбу, и, «стараясь не проронить ни одного звука», слушал, как Бабанова читает сказку Андерсена «Соловей».
Сейчас стоять на морозе необязательно. Некоторые гениальные работы Марии Бабановой существуют на пластинках и лазерных дисках.

См. также: О МАРИИ ИВАНОВНЕ БАБАНОВОЙ
БАБАНОВА Мария Ивановна

12 ноября — 75 лет Людмиле Марковне ГУРЧЕНКО (р. 1935), русской актрисе.

Кадр из музыкального фильма-сказки «Мама». Реж. Э.Бостан. СССР—Румыния—Франция, 1976. В роли Козы — Людмила ГурченкоСреди целой сотни фильмов, в которых снялась Людмила Гурченко, есть только один по-настоящему детский. Зато какой! Сейчас, разумеется, все дружным хором закричат «Мама» и начнут напевать песенку про то, что «мама — первое слово, главное слово в каждой судьбе…»
Всё так, но не совсем. Дело в том, что необычную музыкальную экранизацию старой доброй сказки про волка и маленьких козлят делал в 1970-х годах очень международный съёмочный коллектив, и в результате получилась не одна, а целых три сказки: на русском языке, на румынском и на английском.
Только не надо думать, что один и тот же детский мюзикл просто дублировали. Ничего подобного! Картину снимали три раза, каждую сцену отдельно для разных языковых версий, причём справедливости не было: для английской версии делали пять-шесть дублей, для румынской — три, а для нашей… ну, сколько времени останется. Английский вариант (смонтированный во Франции) назывался «Rock’n Roll Wolf», и Михаил Боярский потом с улыбкой вспоминал, что «на английском выть было попроще». А вот наша русская версия…
Наша версия недаром называлась «Мама», потому что в этом была вся суть. Каждый козлёнок и ребёнок до сих пор смотрит с восторгом на такую смелую, гордую, красивую, ловкую и вообще очаровательную «тётю Машу», которая козлятам — мама, а нам — Людмила Гурченко.

См. также: Официальный сайт Людмилы Гурченко
Актёры советского кино: Людмила Гурченко

13 ноября — 160 лет со дня рождения Роберта Льюиса СТИВЕНСОНА (1850-1894), английского (шотландского) писателя.

Ил. М.Пика к роману Р.Л.Стивенсона «Остров сокровищ»

В большой и хорошей энциклопедии, которую сделало для детей издательство «Аванта+», о Роберте Льюисе Стивенсоне сказано, что он умел «быть счастливым при любых обстоятельствах». Это ключевые слова. Ибо на самом деле вовсе не залихватские приключения и замысловатые перипетии сюжета уже больше века привлекают читателей к книгам Стивенсона. В этих книгах есть жажда жизни, сила жизни и совершенно искренняя вера в то, что она — то есть, жизнь — представляет ценность.
Наверное, Стивенсон не делал этого нарочно, просто так получалось по принципу «от противного». С самого раннего детства, все короткие сорок четыре года этот человек был тяжко болен. Но энциклопедия права: он научился быть счастливым и хотел научить этому других. Уже незадолго до смерти, когда болезнь загнала его на остров Самоа, и он стал невольным свидетелем конфликта, назревавшего среди «местных», этот странный Стивенсон не отсиживался в мягком кресле, а садился на лошадь и ездил от одного лагеря противников, готовых к войне, до другого, уговаривая тех и других никого не убивать.
Роберт Льюис Стивенсон. ФотографияСвою самую знаменитую книгу «Остров сокровищ» писатель сначала не воспринял всерьёз и опубликовал в журнале под псевдонимом. Ведь это, в сущности, была весёлая домашняя игра, в которой принимали участие пожилой отец Стивенсона и его любимый приёмный сын Ллойд Осборн — главный критик и «соавтор» пиратской истории. А что считать настоящим вкладом Стивенсона в историю литературы — большой вопрос. Вот, скажем, упомянутая энциклопедия утверждает, что именно Стивенсон выпустил первый сборник стихов, написанных специально для детей. Кроме того, он сочинил массу романов и рассказов: «Чёрная стрела», «Дом на дюнах», «Похищенный», «Катриона», «Владетель Баллантрэ», «Потерпевшие кораблекрушение», «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда» и т.д., и т.п.
Вообще, совершенно не факт, что права старая карта, попавшая в руки Джима Гокинса, на которой было написано: «Главная часть сокровищ здесь». Литературное наследие Роберта Льюиса Стивенсона составляет не один десяток томов и, если позволить себе маленькую романтическую вольность, то именно этот огромный клубок жизнеутверждающих фантазий и есть настоящий ОСТРОВ СОКРОВИЩ.

См. также: Роберт Льюис Стивенсон
Стивенсон, Роберт Льюис

16 ноября — 110 лет со дня рождения Николая Робертовича ЭРДМАНА (1900-1970), русского драматурга, поэта, сценариста.

Николай Эрдман. ФотографияМожно только гадать, что бы досталось детям, если бы в начале 1930-х Николай Эрдман не был подвергнут политическим репрессиям за пьесу «Самоубийца», в которой один из героев говорит буквально следующее: «…то, что может подумать живой, может высказать только мертвый». Трудно представить, что подобную смелость позволил себе человек, который участвовал в создании самых советских кинокомедий «Весёлые ребята» и «Волга-Волга». Но это факт.
После завершения трёхлетней ссылки творчество Николая Эрдмана было разнообразным, но уже не страшным для властей. Тут-то и повезло детям: на свет появились замечательные сценарии, которые стали замечательными фильмами: «Принц и нищий», «Город мастеров», «Каин XVIII» (в соавторстве с Кадр из фильма-сказки «Морозко». Сцен. М.Вольпина, Н.Эрдмана. Реж. А.Роу. СССР, 1964. В ролях: Э.Изотов, Н.СедыхЕвгением Шварцем), «Морозко», «Огонь, вода и… медные трубы» (оба — в соавторстве с Михаилом Вольпиным). Про мультики и говорить нечего — их целое созвездие: «Снежная королева», «Лягушка-путешественница», «Приключения Буратино», «Дюймовочка», «Кошкин дом» и «Двенадцать месяцев» (в соавторстве с Самуилом Маршаком)…
Только не стоит терять чувство масштаба, когда речь идёт о творчестве Николая Эрдмана. Один из исследователей и почитателей пишет так: «Маяковский его просил: “Научите меня пьесы писать!” Есенин считал самым одарённым поэтом-имажинистом. Горький приглашал на Капри… Им восхищались Булгаков и Зощенко, Мандельштам и Пастернак, Платонов и Эйзенштейн… Он написал две пьесы: “Мандат” и “Самоубийца”. Всё прочее — записки на манжетах. Но кто считает?..»
Действительно, кто считает? Кто знает, что важнее: рассказать взрослым правду или детям — правдивую сказку?

См. также: Николай Эрдман. Переписка с А.Степановой
Эрдман, Николай Робертович

21 ноября — 90 лет со дня рождения Яна Абрамовича ФРЕНКЕЛЯ (1920-1989), советского композитора.

В одном из эпизодов кинофильма «Новые приключения неуловимых» мелькает скрипач — черноволосый красавец с огромными усами и огромными чёрными глазами. А в «Короне Российской империи…» появляется парижский официант, похожий на красавца скрипача как две капли воды. И далеко не каждый зритель знает, что на самом деле в эту минуту перед ним композитор, автор музыки к тому и другому фильму — замечательный Ян Френкель.
Ян Френкель в эпизодической роли скрипача. Кадр из фильма «Новые приключения неуловимых». Реж. Э.Кеосаян. Комп. Я.Френкель, Б.Мокроусов. СССР, 1968Скрипачом он и вправду был профессиональным и в разные годы играл на самых разных подмостках: во фронтовом театре (после ранения на фронте), в эстрадных ансамблях (после войны), иногда даже в ресторанах (разумеется, не парижских, а наших).
Кроме двух «боевиков» из серии про «неуловимых» музыка Яна Френкеля звучит ещё во многих детских фильмах: «Приключения жёлтого чемоданчика», «Чудак из пятого “Б”», «Кыш и Двапортфеля». Плюс целых двадцать мультиков, и сказочных, и смешных — всяких. Но самым главным для этого композитора были всё-таки песни, он написал их больше двухсот, хотя для всенародной любви хватило бы одной — той, что называется «Журавли», той, что спел перед смертью и навсегда Марк Бернес.
Все, кто помнит Яна Френкеля, говорят, что он был добрым и простым. Наверное, это правда, потому что именно так звучит его музыка.

См. также: Френкель, Ян Абрамович
Ян Френкель

28 ноября — 130 лет со дня рождения Александра Александровича БЛОКА (1880-1921), русского поэта.

К.А.Сомов. Портрет А.А.Блока. 1907 г.По окончании советской школы полагалось знать стихи про незнакомку, про «ночь-улицу-фонарь-аптеку» и, разумеется, поэму «Двенадцать». Если бы не эта поэма, Александр Александрович Блок вообще вряд ли попал бы в тогдашние учебники по литературе. «Трагический тенор эпохи» (А.Ахматова) мог слишком сильно повлиять на жизнерадостный настрой молодёжи. «Если не в своей биографии, то в творчестве он отринул всё благополучное и с юности сделался поэтом неуюта, неблагополучия, гибели» (К.Чуковский).
Допустим, Корней Иванович слишком строг и категоричен. Но есть стихи, целая вселенная изысканных, безупречно изящных стихов, эпиграфом к которой можно смело поставить строки из «Сусального ангела»:

    Ломайтесь, тайте и умрите,
    Созданья хрупкие мечты,
    Под ярким пламенем событий,
    Под гул житейской суеты!

Он сам был «созданьем мечты», слишком хрупким для реальной жизни. Воспитанный в идиллической дворянской атмосфере целым сонмом любящих женщин (мать, бабушка, тётушки, няни), этот ангельски красивый ребёнок-мальчик-юноша вступил в мир, предвкушая гармонию…
…что особенно перспективно для человека, родившегося в России на излёте XIX века.
Говорят, когда Блок учился в университете, он был иногда единственным студентом, являвшимся сдавать зачёт, пока другие революционно буянили. Но империя всё равно пала. Невероятная любовь поэта к дочери Менделеева, превращённая комментаторами и толкователями в хрестоматийный пример надземного чувства, истерзала душу и разорвала в клочья волшебные иллюзии о Прекрасной Даме, а русская реальность наглядно доказала, что она вовсе не «отблеск незримого очами» (В.Соловьёв), а вполне кровавая мясорубка.
Сирин и Алконост. Худож. В.Васнецов. 1896 г.И Блок погиб. Он родился, чтобы умножать поэзию каждым дыханием, создавая иногда по нескольку совершенных произведений в один день. Но в 1916-м появилось только пять стихотворений, а в 1917-м — ни одного.
Картина Васнецова, изображающая таинственных Сирина и Алконоста, с точки зрения формальной имеет к судьбе Александра Блока весьма мимолётное отношение: в ранней юности он сочинил «два маленьких стихотворения, внушённых» этими образами. Но когда смотришь на сказочных птиц, их страдающую, нездешнюю, крылатую красоту, начинает казаться, что это не вымысел, а предсказание.
Книг со стихами, драматургическими произведениями и дневниками Александра Блока бесконечно много. Достаточно протянуть руку.

См. также: Антология русской поэзии. Александр Блок
Александр Блок

28 ноября — 80 лет Игорю Петровичу ЗОЛОТУССКОМУ (р. 1930), русскому литературоведу, критику, журналисту, писателю.

Несколько лет назад Игорь Золотусский опубликовал в «Российской газете» статью под названием «Зачарованный Гоголем». Он писал не о себе, а о талантливом скульпторе из города Екатеринбурга, но именно эти слова — зачарованный Гоголем — можно поставить эпиграфом к жизни и творчеству самого Игоря Петровича.
Разумеется, есть у этого разностороннего исследователя русской литературы статьи и книги, посвящённые другим авторам, другим проблемам, а в молодости — целый этап работы журналистом в газетах и на радио. Но труды о Гоголе — главные, и, что особенно для нас важно, некоторые из них вполне доступны детям.
Игорь Золотусский. ФотографияГоголь-гимназист. Портрет неизвестного художника. 1820-е гг.Речь идёт о небольшой книге «По следам Гоголя», которую издательство «Детская литература» выпустило в 1984 году. Это не «прибавка» к учебнику, не «дополнительный» анализ самых известных произведений классика. Это неторопливое, внимательное путешествие по городам и весям, где началась и прошла жизнь писателя: Сорочинцы, Васильевка, Полтава, Нежин, Петербург, Рим, Москва…
Есть верная примета настоящего знания: человек, который им обладает, говорит спокойно. Именно так пишет Игорь Золотусский. Ему хочется верить, его хочется слушать, потому что на страницах книги не формальный перечень памятных мест, а целая жизнь необыкновенного человека, которая прошла в этих местах. Ну кто ещё расскажет, как маленький десятилетний Гоголь сочинил грустную поэму «Две рыбки», когда умер его младший братишка? Кто соберёт такую коллекцию портретов родных, близких, друзей, современников, присовокупив даже портрет Якима Нимченко, состоявшего при Гоголе простым слугой?
Нужно смотреть на вещи здраво: далеко не каждый нынешний подросток захочет и сможет так погрузиться вместе с автором в эпоху давно ушедшую. Но каждый, кто говорит детям о Гоголе, может держать эту книгу в руках, черпая детали, необходимые для живого разговора.
Будет справедливо, если все узнают и о судьбе самого Игоря Золотусского. Сын репрессированных родителей, выросший в детдоме, который он потом назовёт «лагерем без колючей проволоки», этот человек, казалось, был обречён пропитаться пессимизмом и ненавистью. Но этого не случилось. Картина мира, которую видит исследователь Золотусский сквозь призму русской литературы, сложна, противоречива, но прежде всего — интересна.

См. также: Золотусский, Игорь Петрович
Ещё о И.Золотусском

28 ноября — 80 лет со дня рождения Спартака Владимировича КАЛАЧЁВА (1930-1994), русского художника, иллюстратора детских книг.

Многие иллюстрации, сделанные художником Калачёвым, можно было бы объединить под одной обложкой, назвав такой сборник «Приключения тоненького пёрышка». Детская книжка с картинками — это необязательно «праздник цвета» и буйная «игра красок». В руках мастера тонкая чёрная линия способна показать ребёнку такие чудеса образной точности, которые и не снились самоуверенной радуге.
Спартак Калачёв успешно работал и с цветом, иногда бросая на белый лист яркие пятна густой краски, иногда разливая по всему книжному пространству едва проступающие «новорождённые» тона. Пёрышко и в этом пространстве часто гнёт свою линию, лишь ненадолго отвлекаясь, как будто задумавшись.

Ил. С.Калачёва к книге В.Левина «Глупая лошадь» Ил. С.Калачёва к роману-сказке Ю.Олеши «Три толстяка» Ил. С.Калачёва к повести-сказке Е.Борисовой «Спеши, пока горит свеча»
Такой манере оформления оказались созвучны многие тексты. Художник иллюстрировал книги Юрия Олеши, Виктора Драгунского, Льва Давыдычева, Екатерины Борисовой, Евгения Велтистова, Вадима Левина… Некоторые ехидные критики замечают, что не только мелкие проделки весёлого перышка (всякие загогульки, спиральки и росчерки), но даже целые персонажи в разных книжках Спартака Калачёва порой слишком похожи друг на друга. Критикам, конечно, видней. Но просто ребёнок, который смотрит на кудрявую лошадь или очаровательного мистера Квакли, просто получает удовольствие.

См. также: Художник Спартак Калачёв

28 ноября — 95 лет со дня рождения Константина (Кирилла) Михайловича СИМОНОВА (1915-1979), русского поэта, прозаика, драматурга, публициста.

Константин Симонов. ФотографияМонументальная фигура Константина Симонова, безусловно, заинтересует тех детей, которые займутся изучением советской эпохи. Когда вырастут.
Пафос, душевный подъём, чувство победителя и «трагедия заблуждения» — всё отпечаталось в судьбе и творчестве этого человека, как на газетной полосе: чёрным по белому. Одни толкователи напирают на то, что Симонов был пять (пять!) раз награждён Сталинской премией. Другие вспоминают личное мужество военного корреспондента, прошедшего Великую Отечественную от края до края. Третьи цитируют мемуарные записи, опубликованные после смерти автора, где та самая трагедия заблуждения звучит в полный голос…
Дети тут ни при чём. Трудно представить себе современного подростка, который действительно читает эпопею «Живые и мёртвые», даже если она упоминается в школьной программе. Но есть стихи, которые вошли не в литературу, а в жизнь — военные стихи Константина Симонова. Уже давно и совершенно неважно, кто в первый раз сказал: жди меня, и я вернусь… Это настолько правда, что автор ей не нужен. Такие слова неизбежно услышат не только дети, но и дети детей.
Совсем неплохой результат любой писательской карьеры.

См. также: Симонов, Константин Михайлович
Антология русской поэзии. Константин Симонов

29 ноября — 100 лет со дня рождения Константина Сергеевича БАДИГИНА (1910-1984), русского писателя, исследователя Арктики, Героя Советского Союза (1940).

Есть очень мало людей, которые умеют прожить жизнь целиком, не упустив ни минуты. Наверное, именно таким человеком был Константин Сергеевич Бадигин.
В 19 лет он уехал из тихой Пензы в далёкий Владивосток, за полтора года (вместо четырёх) окончил мореходное училище и стал штурманом, а потом — капитаном. Он был капитаном до войны, во время войны и после войны. Он был на том самом ледоколе «Седов», который в конце 1930-х дрейфовал в Северном Ледовитом океане, героически не погиб и стал доказательством человеческой умной стойкости.
Обложка книги К.Бадигина «Покорители студёных морей». Худож. П.ПавлиновИменно там, на корабле, способном утонуть в любую минуту, капитан Бадигин сделал свои первые литературные записи. Одна книга называлась «Седовцы», а другая — «Три зимовки во льдах Арктики». Но тогда, после возвращения на землю, страна чествовала моряка и командира, а не писателя.
Писателем Константин Бадигин стал после сорока, причём подготовился к этому серьёзно — как всегда. Он окончил Московский университет, аспирантуру, защитил диссертацию о северных русских мореходах. И стал писать, определив для своих книг особый жанр: «роман-хроника».
О том, как Бадигин работал в отечественных и зарубежных архивах, стремясь к максимальной исторической достоверности, можно было бы сочинить целую поэму или хвалебную оду. Но лучше привести один пример: когда ни в каких доступных источниках не нашлось материалов о насильственном пострижении в монахи во времена Бориса Годунова, Константин Сергеевич добился аудиенции у самого Патриарха Всея Руси. Патриарху пришлось пригласить специалистов по обрядам, и только после беседы с ними Бадигин позволил себе записать литературную сцену, которую считал необходимой.
Книги этого писателя открывают страницы русской истории, которые были забыты или попросту неизвестны. «Корсары Ивана Грозного», «Кольцо великого магистра», «Ключи от заколдованного замка» — заманчивые названия романов и повестей Константина Бадигина не обманывают. Это действительно увлекательное и содержательное чтение.

См. также: Бадигин, Константин Сергеевич
Бадигин Константин Сергеевич

29 ноября — 105 лет со дня рождения Гавриила Николаевича ТРОЕПОЛЬСКОГО (1905-1995), русского писателя.

Ил. Н.Устинова к повести Г.Троепольского «Белый Бим Чёрное ухо»

Нечасто случается, чтобы главную свою книгу литератор создал на склоне лет, после шестидесяти. Но творческая биография Гавриила Троепольского сложилась именно так: его повесть «Белый Бим Чёрное ухо» вышла в свет в 1971 году.
Все предыдущие работы, никак не соприкасающиеся с детской литературой, были сочинениями честного автора, погружённого в проблемы советской деревни, не лишённого чувства юмора и не обделённого сдержанным вниманием читателя.
Но «Белый Бим…» грянул как гром среди ясного неба. Не осталось, кажется, ни одной литературной премии, которой бы не наградили эту книгу. Повесть была отмечена на родине, за границей и даже названа одной из лучших книг для слепых детей, пользующихся шрифтом Брайля.
Это грустная история о преданности.
Это история с плохим концом, потому что Бим погибает.
Это история про собаку, которая больше похожа на хорошего человека, чем сами люди.

См. также: О жизни и творчестве писателя Г.Н.Троепольского
Троепольский, Гавриил Николаевич

30 ноября — 175 лет со дня рождения Марка ТВЕНА (наст. имя — Сэмюэл Ленгхорн К л е м е н с; 1835-1910), американского писателя.

Марк Твен. Худож. Ф.ЛемкульБывает такая степень знаменитости, когда бессмысленно и даже как-то неудобно хвалить писателя и распространяться о достоинствах его произведений. Достаточно сказать: Марк Твен — и всякий мало-мальски грамотный гражданин Земли выкрикнет, как отзыв пароля: Том Сойер! Гекльберри Финн!
Активные читатели добавят ещё: «Принц и нищий»!
А самые умные скажут, усмехаясь: «Янки из Коннектикута при дворе короля Артура».
Всё так. Теперь нужно сдобрить список произведений джентльменским набором общеизвестных фактов и портрет готов:
Фронтиспис Е.В.Кембла для первого американского издания «Приключений Гекльберри Финна». 1885 г.— псевдоним «Марк Твен», то есть — «Мерка-два!» — наследство из лоцманской жизни Сэмюэла Клеменса. По-лоцмански это означает, что глубины достаточно, путь открыт;
— «Приключения Тома Сойера» сам Твен называл «гимном в прозе»;
— о «Приключениях Гекльберри Финна» Хемингуэй сказал, что из этой книги «вышла вся американская литература»;
— творчество «взрослого» Марка Твена обильно и разнообразно: от газетных фельетонов, до философских трактатов, а героями его сочинений (кроме Тома и Гека) были ещё Жанна д’Арк, бельгийский король, русский царь и т.д.;
— «по жизни», то есть, по-человечески Сэмюэл Клеменс был счастлив и благополучен целых двадцать лет, пока не умерли жена и две дочери, а сам он не разорился;
— родился и умер очень странно, вместе с кометой Галлея, которая пролетела над Землёй в 1835-м, а потом — в 1910 году. По этому поводу успел пошутить, точно предсказав год своей смерти.

См. также: Сайт, посвящённый творчеству Марка Твена
Марк Твен

Над календарем работали —



© Идея и содержание: РГДБ
Разработка: brainhouse.ru
Победитель конкурса Rambler's Top100 Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru