СУМЕРКИ В САДУ

10 мая 2010
Ужасно трудно хоть что-нибудь разузнать о феях.
Только одно известно о них наверняка:
волшебный народец всегда обитает там,
где есть дети.
Дж.Барри. Питер Пэн в Кенсингтонском саду


Обложка книги Дж.Барри «Питер Пэн в Кенсингтонском саду» (в коробе)Обложка книги Дж.Барри «Питер Пэн в Кенсингтонском саду» (без короба)Есть места на земле, где время течёт по-другому, более плавно, а то и вовсе замедляется. Нельзя дважды войти в одну и ту же реку, но, кажется, можно войти в тот самый Кенсингтонский сад в сердце старого Лондона, каким он был сто лет назад. Эта иллюзия переходит в уверенность, когда берёшь в руки и открываешь книгу Джеймса Барри «Питер Пэн в Кенсингтонском саду» с иллюстрациями Артура Рэкхема.
Чудо, которое произошло более века назад, повторяется. Как просто: если очень хочешь взлететь, надо встать на подоконник, посмотреть вдаль и полететь, куда глаза глядят. У малыша Питера глаза глядели прямо на деревья и лужайки Кенсингтонского сада. Там-то он и приземлился, переполошив местное волшебное население. Ведь это случилось, когда в аллеях уже сгущались сумерки и ворота были крепко заперты, а после Времени Закрытия люди не имеют права появляться в парке.
Никто так и не узнал бы тайны Сада, если бы один любопытный джентльмен не разглядел во время прогулки, что цветы и деревья только прикидываются, скрывая своё настоящее лицо. Другой джентльмен, узнав об этом, сумел подсмотреть, как над озером Серпантин летают воздушные существа, увидел гримасы старых деревьев, их ожившие корни, услышал тихую музыку танцев на полянах и нарисовал всё это.
Разумеется, такое могло произойти только после Времени Закрытия парка, и, стало быть, они совершили настоящий подвиг храбрости, ведь маленький народец не любит чужих. А Питер Пэн, не человек, не эльф, не птица — Серединка на Половинку, стал для них своим, потому что умел чудесно играть на флейте, и под его музыку так весело было кружиться всю ночь напролёт…
Ил. А.Рэкхема к сказочной повести Дж.Барри «Питер Пэн в Кенсингтонском саду»Дыхание деревьев, сыроватый воздух старого парка доносятся до нас уже с обложки. Потом идёт тёмно-коричневый форзац с еле видными стволами и рисунком ветвей; пройдя сквозь сумрак чащи, выходишь к белым матовым страницам и началу истории. Так и пойдёт рассказ, перемежаясь цветными композициями на тёмных «древесных» листах или тончайшим чёрно-белым рисунком и крошечными заставками — на светлых. Плотная мелованная бумага, шёлковая закладка, цветной мерцающий обрез — всё, как в настоящих книгах начала двадцатого века, но…
Ил. А.Рэкхема к сказочной повести Дж.Барри «Питер Пэн в Кенсингтонском саду»Серия Издательского Дома Мещерякова не зря называется «Отражения». Это не копия старой книги, а её современное продолжение. Очевидно, что на первом месте для издателей работа иллюстратора, даже на корешке под именем писателя стоит не заглавие, а имя художника. Это вполне объяснимо, потому что российский читатель впервые знакомится с изумительными иллюстрациями Артура Рэкхема к повести Джеймса Барри (как недавно — с его же картинками к «Алисе» Льюиса Кэрролла). Совершенство рисунка, лёгкость, стремительное движение, изысканный цвет — удивительны. Только во сне можно увидеть таких прелестных фей в летящих одеяниях, таких забавных и милых уродцев, похожих на ожившие грибы или сучья; гуляющие деревья, мудрых птиц и, наконец, немыслимо прекрасную королеву Мэб — повелительницу Сада… Всё озарено неярким светом осеннего или зимнего дня и осеняется ветвями боярышника или рябины.
Однако же, как ни хороши рисунки, сама история не из тех, что позволяют забыть о себе. Она и сегодня завораживает. Секрет, наверное, в том, что смешное, трогательное и чудесное перемешаны в ней именно в той пропорции, которая нужна, чтобы сердце оттаяло, и человек поверил каждому слову, как в детстве.
Ил. А.Рэкхема к сказочной повести Дж.Барри «Питер Пэн в Кенсингтонском саду»Немалая заслуга в этом принадлежит переводчице Г.Гринёвой, передающей тонкие оттенки текста прекрасным и уже полузабытым русским языком. Даже тот, кто читал эту сказку в другом издании, здесь снова не сможет от неё оторваться.
Увлечённому читателю может даже показаться, что две-три вклейки с картинками подряд — это чересчур. Особенно в тех местах, где действие нельзя тормозить, потому что в этот момент Питер Пэн проплывает под мостом в своей странной лодке… налетел шторм… а вдруг он утонет?..
Ил. А.Рэкхема к сказочной повести Дж.Барри «Питер Пэн в Кенсингтонском саду»Именно здесь возникают картинки, на обороте листа — подписи к ним, а ниже — комментарии. Правда, к этому быстро привыкаешь; приходит в голову, что книгу могут читать и рассматривать с огромным удовольствием не только дети, но и взрослые, которым не так важен сюжет, как прелесть самого повествования. А вместе они могли бы порассуждать о том, как человеку хочется летать, и о том, какого роста бывают феи, ведь в разных источниках об этом говорится по-разному; какие птицы вьют самые прочные гнёзда и так далее.
Когда история Питера Пэна кончается (на самом-то деле все его главные приключения ещё впереди!), можно снова посмотреть картинки и прочесть в комментариях О.Василиади кое-что о знаменитом парке, его прошлом и настоящем. Например, это: «В Кенсингтонском саду сегодня можно увидеть Дерево эльфов — девятисотлетний дуб, в коре которого спрятаны фигурки эльфов, фей и птиц».

Барри Дж. М. Питер Пэн в Кенсингтонском саду / Джеймс Мэтью Барри ; [пересказ с англ. Г. Гринёвой ; вступ. ст. и коммент. О. Василиади] ; иллюстрации Артура Рэкхема. — [Москва] : Издательский Дом Мещерякова, 2010. — 215 с. : ил. — (Отражения).



© Идея и содержание: РГДБ
Разработка: brainhouse.ru
Победитель конкурса Rambler's Top100 Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru