НОВЫЕ РУССКИЕ БАЙКИ

10 ноября 2006

Обложка книги М.Блиновой «На ушко»Блинова М. На ушко: Байки Поликарпыча / Предисл. Н.Соколовской; Оформл. В.Пожидаева. — СПб.: ДЕТГИЗ-Лицей, 2005. — 239 с.

Шурка была девка головастая да непутёвая. Работа ейная в канторе не шибко была ей люба, бегала она всё по кинохам и мечтала дирехтуром кин ентих, то бишь режиссуром, заделаться…
Думаю, если бы Мила Блинова решила написать рассказ про меня, то примерно так бы он и начинался.
До сборника «На ушко» у госпожи Блиновой вышло целых четыре книги для детей — скромная гарантия того, что человек знает, о чём, зачем и для кого он пишет. Однако складывается впечатление, что именно об этом начинающая детская писательница имеет весьма смутное представление.
«У излучины реки на взгорке притулилась пасека. Хозяином ей — дед Матвей. Ничаго мужичок, токмо кобелистай», — это начало одного из рассказов («Старый дедок — сладкий медок»). В предисловии сказано, что перед нами — сокровищница, которой непременно нужно поделиться с ребёнком. «А Нюха с утра намалюется прочварою, и к мужикам на очередной Валтасаров пир. Месяц не истёк, как бросилa она Фрола. А как бросила, так и по рукам пошла», — читаем в другом рассказе.
Довольно удивительно обнаружить подобное в детской книге.
Иные ценители деревенского краснобайства могут назвать устаревший, нарочито несовременный язык Милы Блиновой «вкусным» и задаться вопросом, откуда она его знает, от какого древнего дедка или бабуси черпает вдохновение. Язык — пожалуй, единственная вещь в сборнике, которая привлекает внимание (точнее, бьёт по глазам). А вот сюжеты рассказов — по большей части банальные, неостроумные и повторяющиеся.
В рассказе, давшем название сборнику, девочка Нинушка случайно разбила мамину любимую чашку и, боясь, что за это её не возьмут на ярмарку, решила свалить вину на своего любимого «котишку». Но тут кто-то нашептал ей «на ушко», что так делать нехорошо. Нинушка призналась маме во всём, и её тут же простили.
В истории с замечательным названием «Гнида» использован доминирующий в сборнике сюжет: семейная жизнь деда с бабкой дала трещину из-за скверного характера супруги. Однако та умудрилась украсть у проходившей через деревню нищенки «молодильные аблеточки» и сделалась румяна и хороша собой. Дед, чтобы не отставать, тоже съел горсть этого удивительного средства. Супружеское счастье тут же восстановилось и окрепло. Прозвища «гнида» и «старый пентюх» сразу «куды-то делися».
Короче говоря, «жизнь тутошна», конечно, не совсем «смрадна и помоешна», но больно уж она серая и, извините, убогая.
Современные писатели довольно часто прибегают к использованию псевдонародного языка: так, Татьяна Толстая в книге «Кысь» пишет о выживании интеллигенции после ядерной катастрофы, а Владимир Сорокин использует устаревшую лексику в футуристическом романе «День опричника». Но темы рассказов писательницы Блиновой сводятся к бытовым неурядицам вороньей слободки, поэтому адресованы они, за несерьёзностью темы, детям и для пущего эффекта нашпигованы приторными словечками, сюсюканьем и уменьшительно-ласкательными суффиксами.
Не то чтобы на «Байки Поликарпыча» совсем не нашлось любителей, но, чёрт возьми, зачем тебе жужжать, если ты не пчела, — этот извечный вопрос Винни-Пуха не даёт покоя всякий раз, когда очередной литератор силится клонировать язык, который давным-давно умер.



© Идея и содержание: РГДБ
Разработка: brainhouse.ru
Победитель конкурса Rambler's Top100 Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru