ДВЕНАДЦАТЬ МГНОВЕНИЙ ДЕТСТВА

05 мая 2006

Рис. Г.Макавеевой к сборнику стихов В.Берестова «Читалочка»Воспоминание первое
Сижу посреди комнаты на скамеечке. Вокруг меня на полу любимые игрушки. Вокруг всех нас — две книжки-гармошки поставлены этаким заборчиком. Я — «в домике». Когда сидеть просто так надоедает, беру одну из книжек. Полина Панько, «Приключения трёх подружек», рисунки автора. Мамы нарядили дочек: уточку, хрюшку и киску. И строго-настрого наказали им не пачкаться на прогулке. Конечно, все перемазались. Конечно, их поругали. Подружек жалко, на строгую маму-свинку стараюсь не смотреть, уж очень сердитая.

Воспоминание второе
Любимая книга — стихи Георгия Ладонщикова. Любимая и на ощупь: матерчатая, холщовая. А красно-рыжая лиса на обложке — гладкая. Она весёлая и хитрая, потому что точно знает: в этой книге, кроме стихов, есть секрет — две склеенные страницы. И ни папа, ни мама, ни старший брат не могут их разъединить. А так хочется узнать, какой заклеен стишок, какая картинка…

Воспоминание третье — небольшое, но приятное
Тонких детских книжек в доме много. Чтобы сохранить радость новизны, часть книг периодически убирают в кладовку. А когда достают — ух, здорово! — а ведь я про них уже и забыла.

Воспоминание четвёртое: книжный магазин
Он начинается с запаха. (Почему-то сейчас книги ТАК не пахнут. Ну, понятно, новые технологии…) Вхожу, и густой приятный запах окружает меня. Тут же становится уютно, и появляется ощущение маленького праздника. Наша с папой любимая серия — «Мои первые книжки», но можно ещё покопаться в ящичке со старой детской книгой. Понятно, что с пустыми руками мы не уходим.

Воспоминание пятое: детский сад
У воспитательницы то-о-олстая серо-жёлтая хрестоматия с рассказами, сказками и редкими цветными вклейками. Просто волшебная какая-то книга! Мне так хочется её почитать-полистать. Но кто тебе даст в четыре-то с половиной года листать учебное пособие! Хотя… иногда всю группу рассаживают полукругом, и я читаю всем из этой книжки сказку.

Воспоминание шестое: районная библиотека
Мы с папой берём «Диких лебедей» Андерсена и «Малахитовую шкатулку». Литература серьёзная, без песен, плясок, радости и веселья. И оформление книг — в тёмно-зелёных тонах, соответствующее. Читаем вечерами по чуть-чуть. Итог: «Папа, а нельзя эти книги оставить у нас навсегда?»

Воспоминание седьмое
В доме появилась «Привет, Каролинка!» Марии Крюгер. Вместе с книгой поселилась надежда, что волшебный голубой мелок существует, и что можно на самом деле освободить королевну из высокой башни, куда её заточила злая колдунья. Просто нужно всё делать, как Каролинка, — и сразу найдёшь голубой мелок. Ну, например, есть по утрам манную кашу с вареньем… У мамы округляются глаза: «Ты будешь на завтрак кашу?!»

Снова очень приятное воспоминание, восьмое
Пять часов вечера. Поворот ключа в замке — папа пришёл с работы! Глаза хитрые — что-то принёс… Открываем портфель… Две большущие книги… «Приключения Незнайки и его друзей» и «Незнайка в Солнечном городе»! Этого хватит надолго. Ух, какие картинки!
Устраиваюсь на диване. Родители отдыхают.

Воспоминание девятое, коротенькое
Младшие классы. Первое сентября. Выдали учебники. «Родную речь» проглатываю в первый же вечер. «История» и «Русский язык» не столь интересны, хотя…

Воспоминание десятое
Школа, четвёртый класс. Дорога в школу в один конец занимает полтора часа. Сорок пять минут на автобусе — читать нельзя! — укачивает. Впрочем, в «Икарусе» укачивает и без книг. И сорок пять минут на метро: сидеть и смотреть на людей напротив неудобно, да и неинтересно. Но! Моя школа находится в центре, а это значит, что она старая, с традициями, и с хорошей библиотекой! Сколько книг, оказывается, можно прочесть по дороге в школу и домой. Весь Волков (строго по записи), «Старик Хоттабыч», «Щелкунчик», «Приключения Электроника»… Отчётливо помню свою обиду. Ещё в третьем классе, будучи в гостях в другом городе, залпом «проглотила» «Листы каменной книги» Линевского. Как же было интересно! И вот, год спустя, в библиотеке мальчишка, старше меня года на два, сдаёт эту книгу. Вот счастье-то! Предвкушаю удовольствие по дороге домой. Но библиотекарь непреклонна: «Тебе это рано. Прочтёшь в будущем году». Спорить бесполезно.

Воспоминание одиннадцатое
Божена Немцова, «Бабушка».
Мне лет десять. Хорошо помню, что целиком книгу мне было не осилить. Читаю частями и вразнобой. Очень страшная глава про Викторку — жуткая и загадочная одновременно. И рисунки только усиливают впечатление. Очень хочется туда, в Чехию, в то время, к тем людям.
«Морские сказки» издательства «София-пресс», почему-то только второй том. Эти сказки так не похожи на все те, что я читала до сих пор. В них совсем не обязательно всё заканчивается хорошо, их нужно воспринимать такими, какие они есть. Книга разделена на части. Названия частей необычны и интригующи: «Сокровища, достигшие малоазиатских берегов с караванами», «Средиземноморские волны нашёптывают…», «Рассказывают обитатели берегов Атлантического океана».

Воспоминание двенадцатое
Мне лет восемь. Почему-то в киоске куплен февральский номер «Пионера». А там — продолжение «Колыбельной для брата» Крапивина с рисунками Медведева. С тех пор Владислав Петрович лучше всего воспринимается рядом с Медведевым. Фрагмент повести, без начала и конца — но ведь как интересно!
Мне лет тринадцать. «Пионер» уже долгожданный гость в доме, и там — «Журавлёнок и молнии». Открываю журнал, и окружающий мир перестаёт существовать. Повесть большая, и я потихоньку взрослею, понимая, что в реальном мире всё по-другому. Мальчишки и девчонки не говорят на хорошем литературном языке, а те, кого ты считаешь другом на всю жизнь (как у Крапивина), легко могут отказаться от твоей дружбы ради собственной выгоды.

Так сложилось, что Крапивин стал последним писателем из детства. Я выросла. А все остальные книги, прочитанные по времени позже «Журавлёнка и молний» относятся к воспоминаниям взрослой жизни.



© Идея и содержание: РГДБ
Разработка: brainhouse.ru
Победитель конкурса Rambler's Top100 Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru