«ОБ ИСКУССТВЕ ЖИТЬ…»

18 сентября 2004

Обложка книги М.Монтеня «Об искусстве жить достойно». Худож. Л.ЗусманМонтень М. Об искусстве жить достойно: Филос. очерки / [Сост. и авт. предисл. А.Гулыга и Л.Пажитнов; Ил. Л.Зусмана]. — М.: Дет. лит., 1975. — 206 с.: ил.

«Опыты» Мишеля Монтеня впервые вышли в свет в городе Бордо 424 года тому назад. С тех пор количество изданий на всех языках цивилизованного мира с трудом поддаётся учёту, а литература о Монтене исчисляется тысячами названий. Три огромных тома «Опытов» давно стали классикой — как в области философии, так и в области высокой литературы. Есть, между тем, одно не совсем обычное издание, о котором, вполне вероятно, не догадываются даже самые преданные почитатели и последователи великого француза.
Тридцать лет назад издательство «Детская литература» решилось на смелый шаг — начало издавать серию философских сочинений, адаптированных для молодого читателя. Серия не состоялась, прекратившись на первых же выпусках, но маленький томик Монтеня появился дважды — в 1973 и 1975 годах. Перед нами скромная книжечка почти карманного формата, и называется она «Об искусстве жить достойно». Но прежде чем рассказать об этом издании более подробно, хотелось бы, как говорится, «сверить часы».
Есть только два способа воспитывать детей: можно считать их умными, а можно — глупыми. Самого Мишеля Монтеня отец начал учить латыни в двухлетнем возрасте. Он придумал для этого особую систему общения с малышом и добился блестящих результатов. При этом ни о какой кабинетной замкнутости и речи быть не могло: первые жизненные ощущения отпрыск небедного дворянского рода вообще получил в деревне, в доме своей кормилицы, куда Пьер Эйкем Монтень отважно поместил своего долгожданного первенца, желая «приучить его к самому скромному и простому образу жизни». Стоит ли сильно удивляться, что через много лет в своих «Опытах», в главе «Об умеренности» Мишель Монтень напишет:
«…Калликл у Платона говорит, что крайнее увлечение философией вредно, и советует не углубляться в неё далее тех пределов, в каких она полезна; если заниматься ею умеренно, она приятна и удобна… если предаваться в философии излишествам, она отнимает у нас естественную свободу и своими докучливыми ухищрениями уводит с прекрасного и ровного пути, который указывает нам природа…»
Если вы считаете, что современный четырнадцатилетний юноша не способен и не должен интересоваться подобными умозаключениями, а также что он не захочет узнать, кто такой Калликл и кто такой Платон, дальнейшие сведения о «маленьком Монтене» не представят для вас интереса.
Продолжим для оставшихся.
Старое издание «Детлита» удивляет буквально с первого взгляда: почти половину его объёма составляет предисловие. Только вчитавшись в этот текст, начинаешь понимать, насколько уместно и справедливо такое решение. Статья называется «Мишель Монтень и его книга» и самым достойным образом отвечает этому названию. Не слишком искушённый, но вдумчивый читатель узнает, как тактично, разумно прожил свои 59 лет реальный господин Монтень, исполняя неизбежные обязанности члена общества и решительно отвергая королевские милости и домогательства разномастных политиков. Он был современником Варфоломеевской ночи, бесчисленных религиозных войн, династических распрей и многократной чумы, но его «Опыты» — это голос культуры Возрождения.
Перед вдумчивым, неторопливым читателем будет развёрнута в предисловии панорама огромного сочинения, занимающего более тысячи страниц. Именно так — панорама. То есть некая общая картина, где умелой рукой одни соображения и примеры выдвинуты на передний план, а другие лишь бегло упомянуты. Особенно радует стиль. Совершенно серьёзно, нисколько не заигрывая с читателем, авторы рассказывают о том, во что искренне верят и очень хорошо знают. Они не рекламируют и не комментируют Монтеня. Они его любят.
Выходные данные маленькими буковками скупо сообщают, что составители и авторы предисловия в этой книге — А.Гулыга и Л.Пажитнов. Инициалы нигде не раскрыты, научные звания не указаны. Совершенно непонятно, кому и как сказать «спасибо». Причём главное, самое большое «спасибо!» эти хорошие люди заслуживают именно в роли составителей, в роли бережных ювелиров, сумевших отобрать из огромного сундука с сокровищами малую толику доступного. Идея адаптации всегда сомнительна, а сегодняшний книжный день и вовсе учит её бояться: отечественные умельцы уже пересказывают «своими словами» сказки Пушкина, а в Америке, если верить телевизору, уже существует «Одиссея», доведённая до формата SMSки. Но это не наш случай. «Маленький Монтень» — родное дитя первоисточника, и даже самый строгий критик вряд ли осмелится оспаривать это родство.
«Из обширного текста «Опытов» читатель найдёт в этой книге фрагменты, касающиеся главным образом этических вопросов», — обещают составители. А так как этические вопросы волновали Монтеня ежесекундно, крошечный томик «Об искусстве жить достойно» включает фрагменты 38 глав — 38 философских эссе, родоначальником и великим мастером которых был Мишель Монтень. «О силе нашего воображения», «О воспитании детей», «Об умеренности», «Об уединении», «О существующих среди нас различиях», «О суетности слов», «О молитвах», «О родительской любви», «О книгах», «О жестокости», «О совести», «О гневе», «О самомнении», «О славе», «О том, что философствовать — это значит учиться умирать»… — только перечень названий уже заставляет задуматься. Недаром Вольтер присвоил Монтеню звание «самого несистематичного из философов, но самого мудрого и занимательного». Это справедливо потому, что «Опыты» — не философский трактат. Не система, структура, идея, гипотеза или попытка «объяснить мир». «СОДЕРЖАНИЕ МОЕЙ КНИГИ — Я САМ», — пишет Монтень в обращении «К читателю» и ни разу не отступает от обещанного принципа. Его книга, вся его огромная книга написана от первого лица. «Я весьма одобряю…», «Я слышал как-то от одного принца…», «Я часто задумываюсь над тем…» — вот как пишет Монтень. Ну, а если этот «Я», этот один человек способен задуматься над всем многообразием мира, способен прочитать, процитировать, прокомментировать чуть ли не всех мудрецов древности и смело сопрячь книжное знание со своим личным живым опытом, — вот тогда и получается то «самомышление» (А.И.Герцен), которое дано разным людям в разной степени, но необходимо всем.
Соблюдая предельный такт в обращении с авторским текстом, составители «маленького Монтеня» позволили себе только одну вольность: они начали и закончили книгу одинаковыми строками — сначала вынесли в эпиграф, а потом оборвали заключительный фрагмент на тех же самых словах. Вот таких:
«…Мы стремимся быть чем-то иным, не желая вникнуть в своё существо, и выходим за свои естественные границы, не зная, к чему мы по-настоящему способны. Незачем нам вставать на ходули, ибо и на ходулях надо передвигаться с помощью своих ног».

Мишель Монтень

* * *

Не могу поручиться, может только померещилось, но тридцать лет назад всякие разные люди, писавшие о детской литературе, вдруг начали дружно и неожиданно цитировать Монтеня. Вполне вероятно, что не читавши прежде тысячи страниц, они просто познакомились с классиком при помощи Гулыги и Пажитнова. Но дело не в этом. Я только хотела сказать, что маленькая книжка «Об искусстве жить достойно» вполне может стать взрослым чтением, тем более — родительским. Ведь надо же откуда-то черпать силы.



© Идея и содержание: РГДБ
Разработка: brainhouse.ru
Победитель конкурса Rambler's Top100 Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru