Сентябрь 2009 года

03 сентября 2009

1 сентября — День знаний.

Рис. Е.Станиковой
ПОРТФЕЛЬ
    Тетради, ластика кусок,
    Два яблока, консервы,
    Соль, спички, капель пузырёк,
    Чтоб успокоить нервы,
    На память горсть земли родной
    Да талисман от сглаза,
    Вакцина для борьбы с чумой
    И йод против заразы,
    Тут репеллент против акул,
    Там котелок и ложка…
    Ну всё, как будто. Дай мне стул,
    Присядем на дорожку,
    Не лей мне, мама, слёз на грудь,
    Не сыпь на раны солью,
    А коль забыл чего-нибудь,
    Шли в школу бандеролью.

Симпатичный стишок Станислава Востокова вошёл в его новую книгу «Чёрный Алекс — няня специального назначения», выпущенную издательством «АСТ». Если хотите узнать автора поближе, загляните в раздел «Писатели о себе» и «Знакомство».


1 сентября — 80 лет со дня рождения Геннадия Владимировича КАЛИНОВСКОГО (1929-2006), русского художника, иллюстратора детских книг.

Ил. Г.Калиновского к сказке Л.Кэрролла  «Алиса в Стране Чудес»«Важно лицо книги, а не лицо художника… Надо забыть себя». Далеко не каждый иллюстратор согласился бы подписаться под этими словами Геннадия Калиновского. Далеко не каждый способен и склонен так погрузиться в мир писательского повествования, чтобы будущие «картинки» стали почти наваждением, сном наяву.
Когда Геннадий Владимирович работал над иллюстрациями к «Алисе…», он превратил мастерскую буквально в закупоренную консервную банку: прервал почти всякое общение и даже окна заклеил белой бумагой, чтобы остаться наедине с образом книги. Это продолжалось полтора года, причём первые двенадцать месяцев художник карандаша в руки не брал и к бумаге не притрагивался.
Зато когда книга вышла, читатели увидели такую новую, необычную, особенную Алису, что даже история её приключений и превращений стала читаться чуточку по-другому. Ил. Г.Калиновского к сказке Л.Кэрролла «Алиса в Зазеркалье»Была, пожалуй, только одна «тайная» деталь, которую художник Калиновский сохранил в неприкосновенности. Известно, что под именем сказочной Алисы Льюис Кэрролл привёл в книжку вполне конкретную девочку, свою десятилетнюю соседку. Первый иллюстратор книги сэр Джон Тенниел, тоже нарисовал соседку — другую десятилетнюю девочку. Геннадий Владимирович решил не нарушать традиции и нарисовал соседскую школьницу по имени Леночка…
Первое детское издание с иллюстрациями Г.В.Калиновского появилось более полувека назад, в 1953 году. Потом были и Мэри Поппинс, и Гулливер, и дядя Фёдор с котом Матроскиным, и недопёсок Наполеон… Но творческое кредо художника не менялось никогда. «Каждая книга делает меня другим», — говорил он. И это правда.

См. также: Страница, посвящённая творчеству Геннадия Калиновского
О творчестве Геннадия Калиновского
Об иллюстрациях Геннадия Калиновского к «Алисе в Стране Чудес»

1 сентября — 110 лет со дня рождения Андрея Платоновича ПЛАТОНОВА (наст. фамилия — К л и м е н т о в; 1899-1951), русского писателя.

Андрей Платонов с женой и дочерью. ФотографияУ писателя Платонова не может быть много читателей — ни больших, ни маленьких. Редкое сердце готово к такому глубокому чувству жизни, когда кажется, что мы вот-вот увидим её причину. Редкий слух способен после обыденной, повседневной болтовни уловить непривычный строй платоновской речи, которую литературная энциклопедия робко называет «прекрасным косноязычием».
Когда после долгих лет запретов и гонений проза нового русского классика была широко напечатана, случился настоящий взрыв всеобщего читательского изумления и восторга. Но вместе с переменой века и жизненных обстоятельств шумные восторги поутихли. Остались ценители, знатоки и книги, среди которых есть немало доступного и необходимого детям.
Незадолго до смерти Андрей Платонов выпустил две книги, непосредственно обращённые к «младшим читателям». Он осуществил самобытное, смелое переложение русских и башкирских народных сказок.Кадр из мультфильма «Корова». Реж. А.Петров. СССР, 1990 Перед самой войной, во время войны и сразу после неё написал удивительные рассказы, герои которых — дети («Июльская гроза», «Никита», «Корова», «Железная старуха»). Эти произведения могут стать открытием для десятилетнего человека с философским складом ума. Пересказывать их бессмысленно, потому что явления природы пересказу не поддаются. Но привлечь внимание к одному из самых сильных русских писателей очень хочется. Во всяком случае, постараться, чтобы ни одна из недавно изданных детских книг Андрея Платонова не прошла незамеченной.

См. также: Всё об Андрее Платонове. Творчество. Биография. Статьи
Произведения А. Платонова
О писателях: ПЛАТОНОВ АНДРЕЙ ПЛАТОНОВИЧ
Чтение для души: Книги о детстве: Платонов А.П. «Июльская гроза» и другие рассказы
Чтение для души: Мифы, легенды, народные сказки: Платонов А.П. Волшебное кольцо

4 сентября — 85 лет со дня рождения Джоан ЭЙКЕН (1924-2004), английской писательницы.

Джоан Эйкен. ФотографияМожно спутать на карте мира Америку с Африкой или в порыве сильного волнения взять правую перчатку вместо левой, но спутать английский юмор нельзя ни с чем. Ну кому ещё, кроме «потомков Алисы», придёт в голову закатать в обычное кухонное тесто кусочек неба? Разумеется, последствия неизбежны: яблочный пирог взлетает, выплывает в окно, и единственная возможность поймать продукт — запрыгнуть на него, сесть поудобнее и куда-то полететь. Сначала летят пожилой добропорядочный джентльмен и его супруга, потом к ним присоединяется любимая кошечка, потом случайно подвернувшийся лётчик, коза, утка и, наконец, слон, который почему-то стоял на крыше небоскрёба — как будто знал, что мимо пролетит дружественный пирог с начинкой.
Воздухом весёлого и доброго абсурда полны все сказки для малышей, написанные Джоан Эйкен. Это её главные произведения. Повести для ребят постарше (очень приключенческие и откровенно псевдоисторические), пьесы, книжки для взрослых — всё это имело определённый успех, но не могло конкурировать с девочкой Тэнси, которая думала, что на луне растут маргаритки, или с котом старушки-булочницы, который, налопавшись дрожжей, вырос до размеров кита.
Кадр из мультфильма «Дождливая история». Реж. Т.Митителло. СССР, 1988Маленькой Джоан просто на роду было написано стать писательницей. Её отец был поэтом, отчим — прозаиком, а мама, до двенадцати лет не отпускавшая дочку в школу, знала только один достойный способ обучения: читать, читать и читать.
По-русски издано несколько небольших сборников детских сказок Джоан Эйкен: «Ожерелье из дождевых капель», «Крылатая изменница», «Улица с односторонним движением», «Кот из булочной»… Последнее издание датировано 1994 годом, и с тех пор ничего новенького найти не удалось. Зато есть два замечательных мультика, сделанных на рубеже 1980-90-х режиссёром Татьяной Митителло: «Дождливая история» и «Яблочный пирог». Экран с наслаждением дышит воздухом английских сказок, а то, что кот получился серо-полосатым вместо почти рыжего, так это совершенно неважно.

См. также: Подробнее о Джоан Эйкен

6 сентября — 140 лет со дня рождения Феликса ЗАЛЬТЕНА (1869-1945), австрийского писателя.

Ил. Г.Никольского к сказке Ф.Зальтена «Бемби»Трудно поверить, но Зальтен был охотником. Говорят — страстным.
Кого же он имел в виду, когда в самой знаменитой своей книге написал про «незнакомца», который «стоял удивительно прямо, на двух ногах, тонкий и узкий, у него было белёсое лицо, совсем голое вокруг глаз и носа, отвратительно голое. Несказанным, холодным ужасом веяло от этого лица… Бемби не мог оторвать от него взгляда»?..
Вряд ли есть в детской литературе более ласковая и нежная книга о животных, чем «Бемби». Диснеевский мультик не врёт, он даже, пожалуй, недосказывает, «недодаёт» той чудесной теплоты, с которой живут и говорят на страницах сказки маленький оленёнок Бемби, его мама, его друзья, птицы, бабочки, «крошечный комарик» и «взрослый комар».
Ил. Г.Никольского к сказке Ф.Зальтена «Бемби»Как же понять, как объяснить такое диалектическое противоречие?
Мы знаем, что Зальтен стал писать о животных только на склоне лет, разочаровавшись в людях («Бемби» — в пятьдесят четыре года, продолжение — «Дети Бемби» — после семидесяти). Может, он тогда уже не стрелял?
Но вот ведь парадокс: великолепный пересказ повести-сказки (именно пересказ, а не перевод) сделал для русских детишек Юрий Нагибин, известный прозаик и завзятый охотник. Что же это такое, дорогие товарищи, и не хочет ли кто-нибудь написать по этому поводу небольшую диссертацию о тайнах психологии творчества?

См. также: Чтение для души: Зальтен Ф. Бемби

6 сентября — 105 лет со дня рождения Марии Людвики КРЮГЕР (1904-1999), польской писательницы.

Самое невероятное приключение можно пересказать так, что все мухи перемрут от скуки, а самую простую придумку можно превратить в захватывающее приключение. Всё зависит от человека.
Мария Крюгер оказалась счастливым человеком: ей самой так хорошо в том мире, который она создаёт, каждая следующая сюжетная «придумка» так легко и естественно цепляется за предыдущую, что цепочка милых детских приключений вырастает будто сама собой.
Ил. Х.Белински к сказке М.Крюгер «Голубая бусинка»Сколько раз в бесконечном книжном мире дети и взрослые находили «что-нибудь», и это волшебное нечто начинало исполнять их желания. Девочка Каролинка находит бусинку, поэтому книжка так и называется — «Голубая бусинка». Можно было бы долго хвалить эту скромную и добрую сказку Марии Крюгер, но в Интернете нашёлся человек (что особенно ценно, мужского рода), который, вспомнив своё детство, сказал коротко и ясно: «Это первая книжка, которую я прочитал самостоятельно, добровольно и несколько раз».
После таких замечательных слов полагается посоветовать: пойдите в магазин, пойдите в библиотеку… Но «Голубая бусинка» не переиздавалась очень много лет, и прочитать её можно только в Интернете. Стоило ли тогда, как говорится, огород городить и вспоминать о писательнице, чьё творчество почти недоступно? Вместо ответа предлагаем зайти в наш раздел «Забытые книги». Недавно там появилось «размышление с исследованием», посвящённое Марии Крюгер. Чтобы написать небольшую заметку о «Голубой бусинке» и её авторе, библиографу пришлось немало потрудиться: подстегнуть свой школьный немецкий, почти по-настоящему выучить польский и прочитать детскую сказку глазами взрослого профессионала.
Библиография вообще забавная штука — не успеешь ступить на её территорию, как самый скромный литературный факт тут же превратится в захватывающее приключение.

См. также: Забытые книги: ПОТЕРЯННАЯ БУСИНКА
Произведения Марии Крюгер

13 сентября — 115 лет со дня рождения Джона Бойнтона ПРИСТЛИ (1894-1984), английского писателя, драматурга.

Джон Бойнтон Пристли. ПортретИстория двух влюблённых, разделённых бездной пространства и времени, была экранизирована в нашей стране в 1978 году. Показали её сразу после этого всего один раз, в ночь встречи Нового года. Потом, по причинам, которые теперь кажутся смехотворными и невероятными, ленту надолго от народа спрятали. Но когда она вернулась, успех случился оглушительный. Трудно сказать, чья заслуга была больше: английского писателя, подсказавшего сюжет, композитора Александра Зацепина, превратившего этот сюжет в мюзикл, или красавца Н.Ерёменко-младшего. Ил. П.Пинкисевича к фантастической повести Дж.Б.Пристли «Сноггл»Однако до сих пор многие издатели, выпуская сборники произведений Джона Бойнтона Пристли, называют их «31 июня», в надежде, что заветное слово наверняка сработает.
Кроме этой фантастической повести, в детское чтение входит ещё одна, тоже фантастическая, под названием «Сноггл». Это очень симпатичная, но совсем простенькая история с участием летающей тарелки и забавного инопланетянина в виде яйца с глазами.
Литературная судьба «взрослого» Пристли весьма успешна. Он был и остаётся одним из самых востребованных драматургов международного театра, и в частности — на нашей сцене.

См. также: Подробнее о Дж.Б.Пристли
Произведения Дж.Б.Пристли
Анастасьев Н. В защиту жизни (Джон Пристли) (Статья о жизни и творчестве Джона Пристли)

13 сентября — 115 лет со дня рождения Юлиана ТУВИМА (1894-1953), польского поэта.

Ил. Е.Монина к стихам Ю.ТувимаЧестно говоря, детским поэтом Юлиан Тувим был совсем недолго, исключительно в тридцатые годы, и написал за это время примерно полсотни стихотворений для маленьких ребят. Потом началась война, а когда она кончилась и Тувим вернулся в родную Польшу из долгих странствий эмигранта, не только польские, но и советские дети уже вовсю повторяли:

    — Что случилось? Что случилось?
    — С печки азбука свалилась!..

    — Что стряслось у тёти Вали?
    — У неё очки пропали!..

Ил. Е.Монина к стихам Ю.ТувимаСуществует мнение, что детскими стихами Юлиан Тувим начал заниматься после того, как в 1927 году Владимир Маяковский, посетив Варшаву, очень убедительно рассказал о своей работе для детей. Может, так и было. Главное, что в результате появились пан Трулялинский, пан Малюткин, слон Хоботовский… — родилась виртуозная и весёлая игра в слова, разыгранная человеком, говорившим о себе: «У меня филологическое мировоззрение».
Русская литература вообще многим обязана Юлиану Тувиму. Он не просто любил читать по-русски, но много и увлечённо переводил с русского на польский. Переводил Пушкина, Грибоедова, Некрасова, Блока, Брюсова и, разумеется, Владимира Маяковского, творчество которого чрезвычайно уважал.

См. также: Произведения Ю.Тувима
Подробнее о Ю.Тувиме
Стихи Ю.Тувима

14 сентября — 95 лет со дня рождения Роберта МАККЛОСКИ (1914-2003), американского художника, писателя.

Можно только предполагать, что испытывал уже совсем пожилой Роберт Макклоски, когда его наипростейшая детская история про маленьких утят вышла на международную арену, дабы благотворно повлиять на взаимоотношения двух сверхдержав. Сначала Барбара Буш во времена президентства своего супруга подарила Раисе Горбачёвой вереницу утиных малышей по имени Джек, Кэк, Лэк, Мэк, Нэк, Вяк, Пэк и Кряк, запечатлённых в бронзе. Потом Лора Буш (в эпоху своего супруга) прочла московским детишкам всю короткую сказочку от начала и до конца. Так как чтение происходило в Российской государственной детской библиотеке (то есть у нас), имеются живые свидетели.
Остаётся загадкой, почему эта книжка, действительно суперпопулярная в Америке, до сих пор не существует по-русски. Удалось найти только студенческий перевод, опубликованный в педагогическом журнале. Вам придётся ждать настоящего издания или поверить на слово страничке нашего календаря.
Ил. Р.Макклоски к собственной сказке «Дорогу утятам!»Итак, в 1941 году вернувшийся с войны молодой художник Роберт Макклоски выпустил в свет свою вторую малышовую книжечку, где всё сделал сам: сочинил слова и нарисовал картинки. Книжечка называлась «Дорогу утятам!» (иногда у нас пишут «Дайте дорогу утятам», в первоисточнике — «Make Way for Ducklings»).
История и вправду совсем простая и очень милая. Мистер и миссис Моллард (утиные родители) вьют гнездо неподалёку от центрального парка города Бостона. Когда утята (Джек, Кэк и т.д.) подрастают, мама ведёт их в парк, потому что иногда уток там угощают вкусным арахисом. На улицах города полно машин, но добрый полицейский Майкл и его коллеги останавливают движение. Восемь утиных детишек благополучно добираются до места. Вот он, парк, посреди парка — пруд, на пруду — лодки, а в лодках — люди с арахисом… И всё хорошо.
В отличие от утиных приключений, сочинения Роберта Макклоски для ребят постарше переведены на русский язык. Ровно сорок лет назад появилась книжка «Приключения Гомера Прайса». Судя по записям в ЖЖ, некоторые помнят её до сих пор. Там есть дрессированный скунс, поражающий преступников убойным запахом, есть шериф, непрерывно путающий буквы в словах, а главного героя, мальчика Гомера, некоторые комментаторы считают наследником Тома Сойера. Типажи действительно совпадают, но, если честно, это художественное родство кажется довольно поверхностным.
Писателем Роберт Макклоски был не очень долго. В начале 1960-х он перестал сочинять тексты и с тех пор участвовал в создании книг только как художник.

«Дорогу утятам!». Скульптурная композиция в Новодевичьем сквере Москвы — точная копия скульптуры в Центральном парке Бостона

15 сентября — 220 лет со дня рождения Джеймса Фенимора КУПЕРА (1789-1851), американского писателя.

Джеймс Фенимор Купер. ПортретВсе мы правнуки и праправнуки тех, кто в далёком XIX веке с восторгом и замиранием сердца впервые прочитал по-русски увлекательные истории про таких прекрасных индейцев и такого прекрасного Следопыта. С тех пор сложилась аксиома: Фенимор Купер — обязательный детский писатель. Однако теперь всё не совсем так: уже не каждый потомок преданных Куперу предков предпочтёт его долгий роман современному бойкому комиксу. Но огорчаться не надо. Старая гвардия благородных героев всегда на посту и продолжает ждать своего читателя.
Сначала — пять романов про Натаниэля Бампо (он же Зверобой, Следопыт, Соколиный Глаз, Длинный Карабин, Кожаный Чулок). И это ещё не всё.Ил. Г.Брока к роману Дж.Ф.Купера «Зверобой, или Первая тропа войны» Великий мастер хитросплетений сочинял не только истории про индейцев. Он с энтузиазмом писал о морских путешествиях, наёмных убийцах и несовершенстве американской демократии. Вполне вероятно, что даже преданные поклонники Купера не читали его книги «Браво, или В Венеции», «Красный Корсар», «Лоцман», «Моникины», «Морская волшебница или Бороздящий океаны», «Шпион, или Повесть о нейтральной территории»…
Злые языки (или просто честные исследователи?) поговаривают, что всё это литературное изобилие появилось не просто так. Фенимор Купер (якобы!) начал писать исключительно для того, чтобы доказать молодой жене, что умеет сочинять не хуже всяких там европейских умников.

См. также: О писателях: КУПЕР ДЖЕЙМС ФЕНИМОР
Произведения Ф.Купера
Марк Твен. Литературные грехи Фенимора Купера

21 сентября — 80 лет со дня рождения Юза (наст. имя — Иосиф Ефимович) АЛЕШКОВСКОГО (р. 1929), русского прозаика, поэта.

В предисловии к своей книжке про маленького щенка и маленького мальчика, изданной впервые в 1970 году, автор предупреждает ребят, что, в отличие от Каштанки, Белого Клыка и Мухтара, щенок по имени Кыш «пока ещё ничем не выдающаяся собака». Сам Юз Алешковский к моменту появления его детских сочинений был в нашей тогдашней стране фигурой весьма приметной — он был автором всенародно-подпольной песни «Товарищ Сталин, вы большой учёный…». Но это совсем другая история.
Детское писательство в творческой биографии Иосифа Ефимовича оказалось явлением временным и не очень для него характерным. Однако повесть «Кыш, Двапортфеля и целая неделя», а потом и продолжение — «Кыш и я в Крыму» — вполне читабельны до сих пор. Юмор безобидный, приключения нестрашные. Немножко многословно. Немножко сентиментально. Почитатели «взрослого» Алешковского просто не поверят, что знаменитый ругатель может быть таким добрым.
Зато издатели Юзу Алешковскому верят: в последние годы обе книжки про Кыша были переизданы неоднократно.

Ил. Г.Валька к повести Ю.Алешковского «Кыш, Двапортфеля и целая неделя»
См. также: Сайт, посвящённый жизни и творчеству Ю.Алешковского
Произведения Ю.Алешковского

21 сентября — 155 лет со дня рождения Иосифа Николаевича КНЕБЕЛЯ (1854-1926), русского издателя, книгопродавца.

Иосиф Кнебель. ПортретЗа двадцать с небольшим лет своей издательской деятельности Иосиф Николаевич Кнебель выпустил более семисот книг, брошюр, наглядных пособий etc. Но дело не в количестве. Важна тематика изданий и — особенно! — великолепный уровень полиграфического исполнения. Шеститомное издание «Истории русского искусства», монографии отечественных художников, выпуски репродукций с картин Третьяковки и Русского музея — вот главное наследие издателя Кнебеля. Для иллюстрирования детских книг привлекались лучшие художники, наглядные пособия для школ и гимназий были предметом особой заботы.
Даже страшный антинемецкий погром, который в 1915 году уничтожил всё — издательство, магазин, склады — не остановил этого человека. И национализация 1918 года тоже не остановила. Иосиф Кнебель закончил свои дни, будучи до последнего, семьдесят второго года жизни руководителем издательского отдела Государственной Третьяковской галереи.

См. также: Подробнее о И.Кнебеле

23 сентября — 175 лет со дня рождения Алексея Сергеевича СУВОРИНА (1834-1912), русского издателя.

Алексей Суворин. ПортретЕсли поставить маленький эксперимент и прочитать одновременно две короткие заметки об издателе Суворине, опубликованные с промежутком в тридцать два года (1972-2004), можно подумать, что речь идёт о разных людях. Один Суворин всё время был озабочен общественно-политическим положением в стране: то поддерживал Чернышевского и подвергался за это суду, то превращал свою газету «Новое время» в рупор «национализма», «шовинизма» (по словам Ленина) и заслужил от Салтыкова-Щедрина кличку «Чего изволите?». Другой Суворин (в постперестроечном варианте) твёрдо шёл дорогой народного просветителя и талантливого предпринимателя, не забывая при этом о собственном творчестве: начал журналистом и театральным обозревателем, а закончил созданием театра, в котором собственные его пьесы «шли с успехом».
Попробуем абстрагироваться от разночтений и крайностей, продиктованных конъюнктурой. В «сухом остатке» получится:
— шесть с половиной миллионов книг, изданных фирмой Суворина и разошедшихся по всей России;
— художественная литература широкого спектра, литература по искусству, справочная литература и т.д.;
— общедоступная серия «Дешёвая библиотека», то есть книги карманного формата, действительно дешёвые, содержащие тексты от Софокла и Гёте до Тургенева и Лескова (в частности, «дешёвый Пушкин» — 10 маленьких томиков, изданных тиражом в 100 тысяч экземпляров).
В качестве смелой гипотезы предположим, что в домашних библиотеках комментаторов любого толка эти книги мирно стоят до сих пор.

См. также: Подробнее о Алексее Суворине
Новое время Алексея Суворина

23 сентября — 100 лет со дня рождения Наума Иосифовича ЦЕЙТЛИНА (1909-1997), русского художника, иллюстратора детских книг.

Одна из книг, иллюстрированных Наумом Цейтлиным, называется «Разноцветный мальчик». Вроде бы в шутку, а вообще-то всерьёз эти слова можно поставить эпиграфом к самым удачным книжным работам художника, Ил. Н.Цейтлина к сказке братьев Гримм «Храбрый портной»потому что он владел цветом на редкость свободно и смело. Разумеется, в рисунках Цейтлина присутствует всё, чему положено быть в хороших картинках для детей — фантазия, улыбка, внятность образа… И всё-таки первую скрипку в этом изобразительном оркестре играет именно цвет, как будто художник умело вызвал его на авансцену.
Лучше всего удавались Науму Иосифовичу книжки для малышей. Когда этими малышами были сегодняшние родители, они, безусловно, разглядывали во все глаза «Сказки» братьев Гримм, «Что бывало» Бориса Житкова, «А что у вас?» Михалкова или «Конь-огонь» Маяковского. Разглядывали, совершенно не задумываясь, кто же нарисовал всех этих ярких мальчиков и девочек, весёлые дома и солнечные облака. Теперь можно задуматься и найти для своих ребят те же самые книги. В библиотеках они есть.


24 сентября — 90 лет со дня рождения Константина Дмитриевича ВОРОБЬЁВА (1919-1975), русского писателя.

Константин Воробьёв. ФотографияВ 1943 году партизанский отряд, сражавшийся на территории Прибалтики, вынужден был на некоторое время затаиться и уйти в глубокое подполье. Именно тогда за тридцать дней лейтенант Воробьёв написал свою первую повесть. Она называлась «Это мы, Господи!» и рассказывала о русских людях, попавших в немецкий плен. Последнее слово в повести: бежать. Сам Воробьёв был взят в плен после ранения на поле боя. Бежал два раза, второй раз — успешно. Оказавшись в Литве, возглавил партизанскую группу из солдат и офицеров, прошедших тот же путь. В 1946 году попытался повесть опубликовать, но ему было отказано. Через десять лет после смерти автора внимательная аспирантка обнаружила этот железом по живому написанный текст в архивах журнала «Новый мир». В 1986 году повесть вышла в свет.
Бывает автобиографичность деталей, а бывает духовный итог прожитого времени. Писатель Воробьёв недаром наделял героев своей военной прозы птичьими именами. Сергей Воронов и Алексей Ястребов на страницах повествования — это полномочные представители реального участника событий. Но суть в другом. Один из серьёзных исследователей справедливо утверждает: Константин Воробьёв сумел с уверенностью очевидца показать, как тяжкое и разрушительное нашествие врага было отражено только потому, что война превратилась в народную войну, в акт самоспасения народа.
Признать такую правду нелегко. Написанные в начале 1960-х повести «Крик» и «Убиты под Москвой» официальная критика долго замалчивала или ругала за пессимизм. Но времена изменились, и военные книги лейтенанта Воробьёва стали классикой, которую выпускает даже издательство «Детская литература» в серии «Школьная библиотека».

См. также: Произведения К.Воробьева
Подробнее о К.Воробьеве
Ещё о К.Воробьеве

25 сентября — 95 лет со дня рождения Александра Борисовича РАСКИНА (1914-1971), русского писателя.

Наконец-то нашёлся взрослый человек, который не стал притворяться «примером для подражания»! Более того, он написал детскую книжку, в которой многие рассказы называются абсолютно неподобающим образом: «Как папа укусил профессора», «Как папа бросил хлеб», «Как папа опаздывал», «Как папа обманывал учительницу» и даже — о ужас! — «Как папа прыгал с балкона».Ил. Л.Токмакова к книге А.Раскина «Как папа был маленьким» Если начать с рассказов вроде бы безобидных («Как папа пошёл в школу», «Как папа рисовал», «Как папа делал табуретку»), ситуация всё равно не изменится. То есть табуретку этот самый «маленький папа» сделал о пяти ногах и до сих пор понять не может, как это у него получилось.
Единственная детская книжка знаменитого юмориста Александра Борисовича Раскина «Как папа был маленьким» появилась почти пятьдесят лет назад, в начале 1960-х. Нет никаких сил повторять, что причиной её появления, как и у тысячи других писателей, стала надежда утешить своими забавными историями заболевшую дочку. Оставим это. Главное, что у нас в руках такая редкая книжная удача, которую просто грех упустить.
Папа Раскин поступил просто: он вспомнил для детей то, что осталось картинкой в памяти. Но так как, вспоминая, он был уже взрослым, умным и литературно опытным, то сумел найти слова, от которых самая пустяковая детская ситуация превратилась в тонкий психологический этюд, иногда — почти притчу.Ил. Л.Токмакова к книге А.Раскина «Как папа был маленьким» Нашёлся даже литературовед, который сравнил «маленького папу» с маленьким Чарли великого Чаплина. Это, конечно, перебор, но не совсем беспочвенный. Александр Раскин на самом деле хороший юморист — недаром его наставником был Евгений Петров из тандема «Ильф и Петров», а кинофильм «Весна», в создании которого принимал участие Александр Борисович, был и остался образцом жанра.
И ещё… Для детей книжка А.Раскина — радость, а для взрослых — учебник. Пособие по контактам с девочками и мальчиками. Психологическая шпаргалка, чтобы не запнуться после неизбежных родительских слов: «Когда я был маленьким…»

См. также: Произведения А.Раскина

25 сентября — 60 лет со дня рождения Владимира Александровича СТЕПАНОВА (р. 1949), литературного работника.

«Я давно размышляю о нашей детской поэзии. Барто воспитывала своего читателя на отрицательных примерах в жанре небольшого стихотворения. Маршак — на положительном примере. Он явно тяготел к жанру поэмы… Михалков же завоевал популярность благодаря тёплому юмору, который пронизывал его стихи… А я, по мнению некоторых критиков, писавших обо мне в 80-е годы, привнёс в детскую поэзию лирический юмор».
Большое спасибо. После таких слов, сказанных о самом себе, добавить, в сущности, нечего. А чтобы не только В.А.Степанов мог поразмышлять о судьбах нашей детской поэзии, приведём несколько сухих фактов:
— на портале «Библуса» зарегистрировано 144 издания этого автора;
— в самый урожайный период В.А.Степанову удавалось опубликовать 40 наименований в год;
— перечень издательств, приложивших руку к этому процессу, блещет завидным разнообразием: «Адонис», «Гея», «Деком», «Мария», «Махаон», «Оникс», «Фламинго» и т.д.;
— несколько лет назад, по сведениям Книжной палаты, В.А.Степанов оказался самым издаваемым детским поэтом России.
А теперь — стихи:

    Выпускает коготок
    Серенький котёнок –
    Убегает наутёк (курсив наш)
    Серенький мышонок.

    На скаку играя гривой
    Скачет быстро он, красиво.
    Не догонишь, не дого…
    Ишь, как скачет:
    И-ГО-ГО!

Как говорят в критических ситуациях тактичные иностранцы, no comment.


29 сентября — 105 лет со дня рождения Николая Алексеевича ОСТРОВСКОГО (1904-1936), русского писателя.

Николай Островский. ПортретЭто очень страшная история о человеке, который в шестнадцать лет был почти смертельно ранен, в двадцать три года — неподвижен, а в двадцать пять — слеп.
Всё остальное — на совести времени и места, где развернулась трагедия. Если кто-то захочет об этом подумать, лучше всего прочитать не очень большую, но очень ёмкую статью Льва Аннинского, опубликованную в 1989 году в качестве предисловия к первому тому очередного «молодогвардейского» собрания сочинений Николая Островского. Вполне вероятно, что имя автора статьи в сумме с датой публикации дают именно тот уровень объективности и глубины анализа, который вообще возможен при оценке символа политической эпохи. Статья называется «Обручённый с идеей». Это не традиционное научное литературоведение, но публицистика «про литературу», очень эмоциональная.
О книге «Как закалялась сталь» всегда говорят — «роман». Аннинский пишет — «повесть». Позволим себе слово «документ», потому что с документальной прямотой и безоговорочной искренностью в этой книге записано состояние души, которая отказалась принадлежать одному человеку и решила стать общей.
Вот, собственно, и всё.

См. также: Подробнее о Н.Островском
Произведения Н.Островского

30 сентября — 105 лет со дня рождения Сергея Григорьевича РОЗАНОВА (1904-1957), русского писателя.

Самые преданные и хорошо осведомлённые фанаты НФ считают писателя Розанова своим и тут же вспомнят названия: «В первый раз на Земле», «Хрономобиль профессора Иванова»… Названия и вправду заманчивые. Однако сторонники социально-воспитательного взгляда на литературу быстро найдут серьёзные возражения: ещё неизвестно, чего больше в произведениях Сергея Розанова 1920-30-х годов — фантазии или рассуждений на злобу дня. Недаром «игроспектакли», которые он устраивал в Московском детском театре, полны призывов «исполнять своё дело ударно, по-большевистски» и «никогда, ничего» не предпринимать без коллектива…
Ил. Е.Медведева к повести С.Розанова «Приключения Травки»Не станем углубляться в исторические тонкости. Время само выбрало и сохранило всего одну, зато бесспорно хорошую книжку Сергея Григорьевича Розанова. Книжка называется «Приключения Травки». Она была написана в конце двадцатых, переработана автором в конце сороковых, издаётся до сих пор и вполне годится для уютного, бесхитростного общения с нынешними дошкольниками.
Сюжетный ход и содержательный посыл этой истории очень сильно напоминают знаменитую книгу Бориса Житкова «Что я видел». Не потому, что кто-то у кого-то что-то списал, а потому что вполне естественно рассказать маленькому ребёнку об окружающем мире в форме путешествия по этому миру. У Житкова путешествует мальчик Алёша-Почемучка, у Розанова — мальчик по имени Травка. Травка потерялся на вокзале, когда папа отлучился на минутку. Потом всю книжку папа ищет Травку, а Травка ищет папу, и в процессе этих поисков выясняется множество интереснейших вещей про электричество, радио, метро, азбуку Морзе, паровоз и… То есть как это — про паровоз? Какое отношение имеет паровоз к нынешним детям?
Не спешите махать руками. «Приключения Травки» только притворяются книжкой, прославляющей технический прогресс. На самом деле это книжка про людей: любознательного смелого мальчика, любящих маму и папу, про тех, кто хотел им помочь и вообще про то, что жить на свете интересно. Особенно, если не слишком увлекаться «злобой дня».

См. также: Произведения С.Розанова


Над календарем работали —



© Идея и содержание: РГДБ
Разработка: brainhouse.ru
Победитель конкурса Rambler's Top100 Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru