ДЖОН РОНАЛД РУЭЛ ТОЛКИН

04 декабря 2001
Дж.Р.Р.Толкин

О ВОЛШЕБНЫХ СКАЗКАХ
(фрагменты эссе)

ДЖОН РОНАЛД РУЭЛ ТОЛКИН Давайте поговорим о волшебных сказках, хотя я и знаю, что это занятие рискованное. Сказочная страна полна опасностей. Неосторожные попадают здесь в западни, безрассудные — в мрачные подземелья. А ведь безрассудным можно счесть и меня, ибо хотя я полюбил волшебные сказки, едва научившись читать, и с тех пор не раз размышлял о них, изучать их профессионально мне не доводилось. Я был всего лишь любознательным бродягой (а то и просто нарушителем границ) в стране, которая полна чудес, но строго хранит свои тайны.
Царство волшебной сказки поистине беспредельно, и чего в нем только нет: разнообразные звери и птицы, глубокие озера и реки, безбрежные моря, высокие небеса и бессчетные звезды, чарующая красота и вечная опасность, радость и горе, острые, как клинки. Верно, любой, кому довелось там постранствовать, считает себя счастливцем. Да только не находит слов, чтобы описать все богатство и всю необычность этого царства. А пока он еще в пределах волшебной страны, задавать лишние вопросы опасно: ведь ворота туда могут и захлопнуться, а ключи от них потеряться.
…С детства со мною остались красота и ужас гриммовского "Можжевельника" с его изысканным и трагическим началом, отвратительным каннибальским варевом, ужасными костями, веселой и мстительной душой птички, которая вылетает из тумана, окутавшего дерево. И все же главное, что сохранила память от этой сказки, — не красота и не ужас, а отдаленность, огромная бездна времени… Без варева и костей, которые теперь часто скрывают от детей в смягченных обработках сказок братьев Гримм — это ощущение почти исчезло бы. Не думаю, что мне повредили сказочные ужасы, какие бы мрачные верования и обычаи древности их ни породили. … Такие сказки открывают дверь в Другое Время, и, переступив порог хотя бы на мгновение, мы оказываемся вне нашей эпохи, а может быть, и вне времени вообще.
…Не помню ни единого случая, когда бы удовольствие, доставляемое сказкой, зависело от веры в то, что описанное в ней может случиться или случилось в "реальной жизни". Волшебные сказки для меня тогда были связаны в первую очередь не с тем, что это возможно, а с тем, что этого очень хочется. Если при чтении сказки очень хотелось, чтобы что-то сбылось — и оно непременно сбывалось, хотя и в самом конце, — значит, это была хорошая сказка. …Я не испытывал желания видеть сны, как Алиса, и переживать такие же приключения, так что рассказ о них меня только забавлял. Почти не было у меня желания искать клады и драться с пиратами, поэтому "Остров сокровищ" я прочитал совершенно равнодушно. С индейцами дело обстояло лучше: в рассказах о них были луки и стрелы (у меня до сих пор сохранилось совершенно не удовлетворенное желание хорошо стрелять из лука), и странные языки, древние обычаи и, главное, леса. Но куда лучше была страна Мерлина и Артура, а лучше всех стран — неведомый Север повелителя драконов Сигурда из рода Вельсунгов. Попасть в такую страну я желал больше всего на свете. Мне и в голову не могло прийти, что дракон и лошадь — существа одного порядка, и не только потому, что лошадей я видел каждый день, но никогда не встречал даже следа драконьей лапы. На драконе отчетливо видно было тавро Волшебной Страны. В какой бы стране он ни появлялся, вокруг него сразу же возникал Другой Мир. Фантазия, создающая или позволяющая хоть на миг увидеть иные миры была для меня путем в Волшебную Страну. Я страстно желал видеть драконов. Конечно, я отнюдь не был богатырем и не хотел, чтобы они появились по соседству и вторглись в мой сравнительно безопасный мирок, где можно было спокойно, никого не боясь, читать сказки. Но мир, в котором существовал хотя бы воображаемый дракон Фафнир, убитый Сигурдом, становился богаче и красивее, несмотря на грозную опасность. Так житель мирной плодородной равнины может с упоением слушать об исхлестанных ветром утесах или о бескрайнем бурном море и стремиться к ним всей душой, ибо душа сильнее и мужественнее слабого, уязвимого тела.


ПРИМЕЧАНИЯ

Эссе "О волшебных сказках" Толкин написал в 1964 году, обобщив в нем свой многолетний опыт ученого и художника. Фрагменты эссе взяты из книги: Толкин Дж.Р.Р. Лист работы Мелкина и другие волшебные сказки. — М.: Риф, 1991. Полный текст см.: Толкин Дж.Р.Р. Приключения Тома Бомбадила и другие истории. — СПб.: Академический проект, 1994. С. 365-460.

Алиса — героиня книг Л.Кэрролла "Алиса в Стране чудес" и "Алиса в Зазеркалье".

"Остров сокровищ" — роман Р.Л.Стивенсона.

Мерлин и Артур — герои многочисленных средневековых легенд, преданий, рыцарских романов, а также современных произведений о короле Артуре и рыцарях Круглого Стола.

Сигурд, или Зигфрид — главный герой германского эпоса "Песнь о Нибелунгах".



© Идея и содержание: РГДБ
Разработка: brainhouse.ru
Победитель конкурса Rambler's Top100 Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru